На главную О Грузии Дороги Грузии Военно-Грузинская дорога Военно-грузинская дорога с юга на север
Военно-грузинская дорога с юга на север

Военно-грузинская дорога с юга на север — это маршрут из Тбилиси по Арагвскому ущелью через Крестовый перевал до Степанцминды и далее во Владикавказ. Очень часто предлагается в формате экскурсии. Этот способ проезда по ВГД считается вторичным по отношению к проезду Север-Юг, но более популярен из-за отсутствия границы на маршруте. Проезд в направлении Север-Юг рассмотрим отдельно.

 

Что важно. Современная Военно-Грузинская дорога местами отклоняется от исторической. А историческая местами интереснее современной. Мы рассмотрим обе.

 

Опишем, как это выглядит, если ехать на своей машине.

Выезд из Тбилиси

Чтобы выехать из Тбилиси на ВГД надо сначала попасть на набережную правого берега. Как угодно. Например, спуститься от метро Руставели вниз к мосту и повернуть налево. Или от Авлабари через мост Бараташвили и направо. Если вы в Тбилиси впервые, у вас могут быть с этим проблемы.

 

Если вам хочется точной реконструкции исторического процесса (выезда на ВГД), то надо проехать по проспекту Руставели на север, потом проехать по улице Костава до площади Героев. Площадь находится как раз на том месте, где когда-то протекала река Вере, и старинный кирпичный мост через Вере был тогда первой достопримечательностью. Сейчас улица Костава идёт к площад почти  по прямой, но раньше здесь, примерно на месте бензоколонки, дорога делала петлю вправо. В 1837 году на этом крутом повороте опрокинулся экипаж императора Николая I, который вздумал прокатиться куда-то на север от города.В память чудесного спасения импаратора на повороте был установлен крест.

 

 Верейский мост

Крест и Верейский мост

Похоже, что крест стоял восточнее современной заправки метров на 80.

 

За площадью Героев дорога проходит 3 километра через квартал Сабуртало и всё равно выводит на набережную.

 

Набережная выведет в квартал Дигоми, там дорога проходит квартал насквозь, минует гипермаркет Карфур и, о счастье — вы покинули Тбилиси! Дорога сразу уйдёт в узкое ущелье Куры. Смотрите вправо: там будет видна Кура в своём естественном состоянии, не испорченная гидростанциями. Вскоре покажется и розовое здание Земо-Авчальской ГЭС (ЗАГЭС). Это первая в Грузии гидростанция. Заложена еще в 1924, достроена уже при Берии.

 

Чуть дальше видим развилку: влево дорога на мост и на автобан, вправо — под мост на Мцхету.

 

Это важная развилка. Старая дорога шла прямо (под мост). Дорога через мост — совсем недавнее нововвидение. Если вы никуда не спешите, то можете проехать старым путём —  под мост, осмотреть сразу за мостом справа Мухатгвердский могильник (в кустах), тормознуться у ресторана Салобие, чтобы съесть хинкали или их знаменитые пирожки, и выйти вправо к берегу, откуда отличный вид на дамбу гидростанции. И потом далее — к мосту Помпея и мосту 1931 года, и потом через всю Мцхету на северный выезд. Это очень даже познавательно.

 

Мост Помпея при низкой воде

Но мало кто готов так осложнять себе жизнь. Большинство сворачивают влево, на мост, переезжают Куру и попадают на очень хитрую развязку. Метров через 200 за мостом — правый поворот, позволяющий попасть к храму Джвари. Если он вам нужен, не пропустите этот поворот. Если не нужен — следуйте прямо. Справа мелькнёт памятник Лермонтову, а дорога начнёт огибать ту самую гору, на которой стоит Джвари. Город Мцхета будет виден слева за обсадкой.

 

Справа по курсу будут две железные вышки. За второй начинается незаметная и мало кому известная пешая тропа на Джвари. Очень неплохой повод подняться туда пешком, но машину оставить практически негде. Обочина узкая. 

 

Едем дальше. Слева промелькнут несколько отелей и ресторанов. Затем справа покажется памятник Илье Чавчавадзе на высоком постаменте. Это то место, где его убили в 1907 году. Сразу за памятником — село Цицамури. Говорят, в ранней античности это был большой и знаменитый город. Сейчас даже села почти не видно.

 

За селом справа на горке — два новеньких бетонных дота. Когда-то в прошлом на этой горке стояла крепость Зедазени. Она была собственностью Кахетинского царства, граница которого проходила где-то в этих местах.

 

За Цицамури есть поворот вправо, к селу Сагурамо и монастырю Зедазени. А через километр после Цицамури дорога пересекает по мосту реку Арагви. В августе 2008 года тут предполагалось сдерживать российскую армию. Но до сражений дело не дошло. За мостом — скучный поселок Нареквави, а затем большая развязка. Налево — дорога на Батуми и Гори (S1), а направо — дорога на Степанцминду (S3). Здесь (в Нареквави и у развязки) лучшие позиции для выезда из Тбилиси автостопом. Здесь же новая дорога сливается со старой.

 

Сворачиваем с автобана на степанцминдскую дорогу (с S1 на S3). Машин сразу становится меньше. Через 2 километра — село Натахтари.

Натахтари

Натахтари — скучное с виду село. Трудно представить, что под именем Сапурцле оно существовало как минимум в IV веке, еще при Святой Нине. Это была граница с Кахетией и в селе время от времени устраивали встречи цари. Тут же росли тутовые рощи, которые и дали название селу. Сапурцле — что-то вроде "Листовое". Сейчас в селе пара фабрик, аэропорт "Натахтари" и пара гестхаузов. 

 

Натахтари находится на плоскости Мухранской долины.

Арагвское ущелье

Сразу за Натахтари начинается село Мисакциели. Здесь уже начинается Арагвское ущелье — горы подступают к реке Арагви с двух сторон. Примерно в Мисакциели раньше находилась почтовая станция Цилканы. Когда Ильф и Петров писали, что Киса и Ося спустились с Душетского плато в Цилканы, они  имели в виду именно станцию, а не село Цилканы, которое находится немного в стороне от дороги.

 

За Мисакциели заканчивается Мцхетский район и начинается Душетский. Следующее село — Ахтгомелаанткари содержит в своём названии "кари" — ворота. Возможно, это намёк на его расположение у входа в ущелье. Далее идут сёла Наоза и Цителсопели (Красное Село). Через 2 километра после последнего видим поворот налево и указатель на озеро Базалети. До озера тут около 6 километров.

 

Это исторически важный поворот. Именно тут в прошлом ВГ-дорога ответвлялась влево и поднималась на Душетское плато, к озеру и городу Душети. Около 1931 года дорогу переместили к Арагве. 

 

Через 2,5 километров — ещё одно село Бодорна, на этот раз прямо на трассе. Здесь в Арагви впадает река Душетисхеви и по ущелью этой речки ведет дорога на Душети.  Здесь тоже есть подъём к старинному храму Бодорна — всего около километра тропы.

 

Далее будет неприметное село Арагвиспири, а за ним почти сразу — Жинвали. Это мы уже проехали 50 километров от Тбилиси.

Жинвали

Современное Жинвали — тусклый новострой с несколькими высотками. Оно интересно больше правым поворотом — тут начинается дорога на Тианети-Ахмету и дорога на Шатили. Первая сейчас сделана наполовину, до Тианети, а вторая — это 100 километров гравийки через Пшавию и Хевсуретию. Обычно Жинвали проезжают не останавливаясь и почти его не замечая. Летом, в дни перегрузок дороги, в Жинвали иногда перекрывают дорогу, чтобы машины не скапливались на опасных горных участках. 

 

Сразу за селом перед дамбой у самой трассы — бетонный памятник трёмстам арагвинцам — грузинский аналог трёхсот спартанцев. Так как вы въезжаете в арагвское ущелье, то логично, что памятник местным жителям стоит именно тут. 

 

За памятником — дамба Жинвальской ГЭС. Она имеет высоту 100 метров — от 700 от уровня моря в основании до 800 у верхнего края. Мы увидим дамбу сверху, с высоты 800 метров — это выше, чем гора Мтацминда в Тбилиси. 

 

Дамба построена в 80-е годы, и образовавшееся водохранилище затопило то место, где находился когда-то древний город Жинвали. Ушли под воду остатки Жинвальской крепости и несколько старых храмов. Один иногда высовывается из воды на противоположном берегу водохранилища. На дамбу иногда можно выйти. Но чаще люди останавливаются чуть дальше, метров через 500, на краю обрыва, чтобы посмотреть на голубую поверхность этого водоема. Если присмотреться, то на противоположной стороне, на горке, видна крепость Кели. Говорят, что в прошлом это была часть укреплений города Жинвали. До Х века она была пограничной крепостью области Кухети. Всё, что справа от неё — бывшее Кухети, всё, что слева — Кахети.

 

На той стороне под водой прячется небольшая каменная церковь. А прямо у вас под ногами, далеко под водой, лежат руины Старого Жинвали, некогда большого и красивого города. Водохранилище поглотило его весь.

 

После дамбы дорога ещё 7 километров идет по краю горы над водохранилищем. Это дорога совсем новая, построенная при Горбачёве одновременно с ГЭС. Старая дорога, 30-х годов, шла внизу вдоль реки и сейчас затоплена. А совсем старая, эпохи Пушкина, проходила слева через Душети. Она будет видна, когда появится мост через реку Аркала. За мостом — замок Ананури.

Ананури

Замок Ананури появится внезапно. Дорога вывернет на мост, и замок возникнет справа на фоне гор и водохранилища.

 Ананури, вид с моста

 

Сразу за мостом будет большая парковка. Долгие годы там стояла одинокая лавка, торгующая шапками, но с 2016 парковку плотно застроили сувенирными рядами. Появилась кафешка, туалет и собаки-попрошайки. Летом 2019 года парковку привели в цивилизованный вид. Можно остановить машину на этой парковке и зайти в замок. Любители фотографий могут вернуться на мост и сфотографировать замок в своём лучшем ракурсе. Кто уважает палаточный образ жизни — обратите внимание на полянки под мостом — там хорошие места для кэмпинга.

 

Это место могло бы стать меккой ресторанно-пляжного туризма. Но не стало. Галечный пляж под крепостью никак не окультурен, хотя он очень неплох для купания. В июле-августе это, наверное, лучшее место для того, что б подышать чистым воздухом и погрузиться в пресную воду.

 

Едем дальше. Здесь, у замка, мы окончательно вышли на историческую ВГД и теперь будем почти всегда следовать по ней. Пушкин ехал из Пасанаури в Ананури именно тут.

 

Село Ананури будет тянуться вдоль трассы километра полтора. Оно закончится у моста через речку Малая Джаха.

Цихисдзири

От моста через Малую Джаху всего метров 600 до моста через Большую Джаху. За мостом начинается село Цихисдзири, а слева находится крутая горка. Название села ("Подкрепостное") говорит о том, что где-то наверху есть крепость. И она таки есть. Это малоизвестная крепость Джахи (Джахис-цихе). Она стоит прямо над дорогой, но весьма высоко и подняться к ней можно минут за 20. Она отчего-то выпала из поля зрения вообще всех, и даже подробнейшие советские путеводители по ВГД её не упоминают. Между тем она неплохо сохранилась, хотя и заросла кустами до нефотогеничного состояния.

 

Вид назад на село Ананури из крепости Джахи

 

Чуть дальше за селом проезжаем село Цивцкаро, ничем не примечательное.

 Чарталети

Ещё через километр поворот на село Дгнали. Там есть небольшой храм с беседкой. За этим поворотом дорога уходит в земли общины Чартали, предположительно историческое Чарталети. В IX веке сюда дошла армия халифата, но выше по ущелью продвинуться не смогла. Или же тут её разбили цанары — история довольно мутная.

 

Минуем малоинтересное село Менесо и за ним ущелье Арагви становится чуть шире. Слева на склонах — село Чартали. За ним ущелье сужается. Возможно, это были ворота в мистическое горское царство Цанарети.

 

За Чартали минуем село Мугуда. Где-то в селе начинается грунтовка, ведущая наверх и на запад. Говорят, там красиво. Мы же проезжаем еще 5 километров до реки, моста и села Хандо. Здесь мы выехали из общины Чартали в общину Пасанаури. При этом мы незаметно пересекли точку, где трасса миновала уровень в 1000 метров от уровня моря.

 Пасанаури

Если проехать всего километр за Хандо, мы попадаем на слияние Белой и Чёрной Арагвы. Справа от трассы будет карман, где в хорошую погоду пасутся продавцы сувениров. Под небольшим обрывом — слияние рек. Одна из них размывает белые известняки, вторая — чёрные сланцы. В сухую погоду разница цветов не очень заметная, зато после дождей эти реки имеют отчётливо разные цвета. Это довольно красиво.


Две Арагвы

Сразу за этим местом начинается посёлок Пасанаури. «Мне день и ночь в садах Пасанаури на двух Арагвах пели соловьи», писал Заболоцкий про это место.

 

Из Пасанаури вышел бы недурной курорт: здесь хороший воздух, много зелени и приятный климат. И, вероятно, брендовые соловьи. Именно тут Остап Бендер отдыхал в тени гостиницы «Франция». Именно здесь «Персицкий уехал в прекрасном автомобиле к сияющим далям, в обществе веселых друзей, а великий комбинатор остался на пыльной дороге с дураком-компаньоном».

 

Сразу на въезде трасса расходится на две полосы, а метров через 800 сходится обратно. Полосы соответственно, односторонние.


Развилка

Где-то слева, между этими полосами, прячется знаменитая Пасанаурская хинкальная «Гарден». Пасанаури считается родиной хинкали и их естественной средой обитания. Хинкальная давно стала брендовой и туда заворачивают только из-за одной её славы. Подумайте, стоит ли тут задержаться. Потом, на выезде, слева по трассе будет ещё два неплохих ресторана.

 

И в самом дальнем конце села обратите внимание на старые машины за забором по левой стороне. Это своего рода музей антикварных машин. Выглядит страшновато, но через руки хозяина действительно проходили раритетные экземпляры. Так что это серьёзно. 

 

Здесь, а Пасанаури, вы незаметно въехали в регион, который называется Мтиулети, и который населяют мтиулы. Это горцы, этничность которых трудно распознать по внешности. Иногда их можно отличить по характеру и поведению, хотя мтиулы — наименее проблемные люди среди всех горцев. Цивилизация пришла к ним раньше всех.

 

Едем далее мимо мтиульских сёл. Через 3 километра село Чадисцихе, ещё через километр Амирни, и ещё несколько сёл справа за рекой. Потом Чохелни, Хорхети, и, наконец, Надибаани со следами старого селя по левой стороне. Тут случится интересное: трасса поднимется на небольшую возвышенность и внезапно откроется вид на всю долину до Гудаурских скал. Поздравляю — это Кайшаурская долина. Та самая, которую описывал Пушкин с высоты Гудаурских скал и Лермонтов, глядя на неё снизу от села Квешети в зимнюю пору.

 

Сразу за Надибани надо внимательно смотреть вправо. Там, на галечной пойме, будет торчать ржавая труба — это железнокислый минеральный источник. Тут можно остановиться и попробовать эту воду. Некоторым не нравится привкус железа. Зато полезно.

 

В километре за источником — село Нагореви, где справа за рекой уходит ущелье к горе Ширим.  Потом плавный изгиб трассы и — село Квешети. Этот участок дороги не сильно впечатляет снизу, зато хорошо смотрится сверху. Высотность тут 1200 — 1300 метров.

Квешети

Село Квешети — это целое культурное явление. Именно в этом селе Пушкин ночевал в доме Чиляева в 1829 году. Сейчас в селе тоже есть небольшой гестхауз, в котором при желании можно остановиться и почувствовать себя Пушкиным. Ираклий Андроников про Квешети писал так:

Прежде это было знаменитое место. Здесь находилась резиденция начальника горских народов и почтовая станция. Здесь ночевали те, кто совершил переезд через Крестовую гору, и те, кто, едучи с юга на север, готовился его совершить. Тут ночевал Грибоедов. Тут родились великие строки Пушкина:

На холмах Грузии лежит ночная мгла.
Шумит Арагва предо мною…
В этом месте стоял духан, упомянутый Лермонтовым на первой странице "Бэлы".
С тех пор много воды унесла шумящая Арагва. На месте духана выстроен сельский продмаг.

Если вы проедете Квешети почти до конца и трасса выйдет к реке, то справа будет виден мостик. Тут надо обязательно остановиться. Сами того не зная, вы оказались в месте, с которым познакомились в детстве и которое сидело в вашем мозгу все годы вашей жизни. Тут бы надо развернуть роман «Герой нашего времени» на первой странице. Читаем заменитое:

Славное место эта долина! Со всех сторон горы неприступные, красноватые скалы, обвешанные зелёным плющом и увенчанные купами чинар, жёлтые обрывы, исчерченные промоинами, а там высоковысоко золотая бахрома снегов, а внизу Арагва, обнявшись с другой безыменной речкой, шумно вырывающейся из чёрного, полного мглою ущелья, тянется серебряной нитью и сверкает, как змея, своею чешуею.

Вспомнили? Все наверняка писали этот абзац на школьных диктантах. Так вот, вы на месте. «Черное, полное мглы ущелье» — это ущелье Хада чуть справа от вас. Село Бедони сейчас находится на входе в него. И красноватые скалы и жёлтые обрывы с промоинами всё ещё на своём месте.

 

...читаем дальше:

Подъехав к подошве Койшаурской горы, мы остановились возле духана. Тут толпились шумно десятка два грузин и горцев; поблизости караван верблюдов расположился для ночлега. Я должен был нанять быков, чтоб втащить мою тележку на эту проклятую гору, потому что уже была осень и гололедица, а эта гора имеет около двух вёрст длины.

Итак, в Квешети автор нанимает волов, чтобы те подняли его тележку на гудаурское плато (на Койшайрскую гору). Но по какой дороге он поднимался? Сейчас сразу за мостом видна тропа, которая уходит влево, а затем зигзагом вправо и наверх. Возможно это и есть старый подьем на Гудаури. Но местные жители говорят что эта тропа — поздняя, построенная вместе с газопроводом. Старая дорога дальше. Это согласуется с описанием Ираклия Андронникова от 1962 года: «За рекою — селение. Сразу за ним —  подъём, подобно карнизу огибающий гору, иссеченный промоинами, прижатый к пропасти осыпями мелких камней. Он идёт, разворачиваясь, над излучиной Арагвы, и Арагва уходит все ниже…». Андроников в том году поднялся по ней пешком.

Млета

Та старая дорога была непроходима для транспорта ещё при Андроникове. При Лермонтове телеги по ней затягивали волами. Мы же на машине следуем по новой асфальтовой дороге, огибая Гудаурское плато с левой стороны. Гудаурские скалы ("красноватые скалы, увенчанные купами чинар") останутся справа вверху. Слева будет виден крутой травянистый склон. Чуть впереди — село Квемо-Млета (Нижняя Млета). В черте села есть незаметный левый поворот, от которого начинается тропа на левый склон. Три часа ходу — и вы на вершине хребта, на границе Южной Осетии. Там отличные виды на Ахалгорийский район. Ежегодно в июне тут происходит горский праздник Ломисоба. Сотни машин и тысячи людей заполняют все пространство вокруг села, и все эти люди обязательно поднимаются на хребет к монастырю Гиоргия Ломисского. Его не очень хорошо видно из Млеты, но зато хорошо видно из Гудаури и с серпантина.

 

Трасса пересекает Арагву по Млетскому мосту. Слева усыпанный галькой берег. В Ломисобу именно на этой гальке режут десятками баранов. 

 

Мост этот не очень старый. Слева за рекой видно село Земо-Млета: первое время дорога шла через него, и только затем переходила реку по старому мосту. Мост сохранился и его хорошо видно с дороги (42°25'55"N   44°29'59"E ).

 

Когда проложили новую дорогу, Квешети престало быть краем цивилизации и последним обитаемым местом перед хребтом. Им стала Млета. Здесь было построено здание почтовой станции, которое было больше и удобнее Гудаурской, и путеводители рекомендовали путешественникам ночевать именно в Млете. В 1906 году кареты Владикавказ-Тбилиси останавливались на ночь именно тут.

 

станция Млета
станция Млета

 

Были даже времена, когда путешествия по ВГД имело сокращённый вариант: Владикавказ-Млета и обратно. Такое путешествие с ночёвкой в Млете описано в рассказе Тэффи.

 

...Млеты – селение большое, на самом берегу Арагвы. К воде, впрочем, подойти очень трудно; нужно пройти большое пространство, заваленное острыми камнями, крупными и мелкими, которые вертятся под ногами, ломают каблуки и заставляют приплясывать от боли, врезываясь в башмаки.

 

Так что была Млета центром гостиничного бизнеса на ВГД, но потом дорогу перенесли на северный берег реки, и всё кончилось. И само здание станции вроде бы пропало бесследно.

 

А пока мы смотрим на Млету, уже начинается пологий подъем — это самое начало Млетского серпантина.

Серпантин

Скалы справа и горы слева — это наплывы лав с Кельского плато. Это вулканические породы, в основном андезит. За 10 — 15 миллионов лет Арагви прорыла тот каньон, что вы видите в настоящий момент. В середине XIX века в каменную стену каньона решили врезать серпантин. Движение по нему торжественно открылось в 1862 году. С этого момента товары уже не перегружали на волов. 

 

Серпантин открывали в присутствии инженера Болеслава Сатковского и генерала Григола Орбелиани. Каменную голову Орбелиани сейчас видно на первом повороте около водопада. Там же сейчас магазин с лимонадами. Когда-то на скалах была приколочена и доска с упоминанием Сатковского, но она куда-то пропала.

 

 Григол Орбелиани

 

Серпантин соединяет дно каньона с вершиной Гудаурского плато. Он так же соединяет две климатические зоны: вы сразу попадаете на альпийские луга. Если вы едете зимой или в апреле, то внизу наверняка снега не будет, в наверху снег будет лежать двухметровым слоем.

Гудаури

Основная статья: Гудаури

 

Гудаури — это самый известный грузинский горнолыжный курорт, хотя летом он отчасти и курорт климатический. Этот курорт состоит из двух или трёх поселков. Поднявшись на Гудаурское плато, вы проезжаете 2300 метров между полей и каких-то сараев, а потом трасса делает поворот влево под прямым углом. Вероятно, именно здесь новая ВГД вливается в старую, которая уходит вправо, к селу Кайшаури и далее вниз в Кайшаурскую долину. Влево они идут по одной линии. Именно здесь в сторону Гудаури ехали Лермонтов в Максимом Максимовичем и их волы с чемоданами.

 

Метров через 400 начинается село Кумлисцихе. Это нижняя часть курорта. Зимой тут бывает бесснежно и нижние участки лыжных трасс иногда забрасывают снегом при помощи специальных машин. Жить тут не очень удобно. Зато здесь находится центр всего курорта: полиция, маркет, несколько кафешек и ресторанов. Именно тут имеет смысл искать еду, если вдруг потребовалось.

Нижнее Гудаури зимой

За селом трасса делает несколько серпантинных витков, незаметно преодолевая отметку в 2 000 метров высоты. На последнем витке будет отворотка вправо — это дорога к Новому Гудаури. Там самая ценная часть курорта, её не портит шум и пыль трассы. Здесь, у этого поворота, вы находитесь в версте от бывшей станции Гудаури.

До станции оставалось ещё с версту. Кругом было тихо, так тихо, что по жужжанию комара можно было следить за его полётом. Налево чернело глубокое ущелье; за ним и впереди нас темно-синие вершины гор, изрытые морщинами, покрытые слоями снега, рисовались на бледном небосклоне, еще сохранявшем  последний отблеск зари.

Еще метров 400 — и мы в Верхнем Гудаури. Когда-то тут находится аул Гудаури и станция, где Лермонтов с Максимычем ночевали, и где начинается повесть "Бэла". Путешественники того времени всегда делали тут остановку перед рывком на Гуд-Гору. Те же, кто шёл из России, обычно спускались с горы в полном изнеможении и отдыхали тут же, в Гудаури. В какой-то момент XIX века станцию перестроили в большой каменный дом и сделали там гостевые комнаты: мужскую, женскую, и «генеральскую». Здесь делала остановку вечерняя рейсовая карета Владикавказ-Тифлис, но на станции было мало мест, комфорт условный, поэтому путеводители советовали гораздо более приятную ночёвку на станции Млета.

 

Здание станции стоит до сих пор у самой дороги. В советское время там находилась почта.

 

Станция Гудаури
Станция Гудаури, вид с юга.

Сейчас это самое старое здание во всём Гудаури, и вообще редкий случай уцелевшей почтовой станции на В-Г дороге.

 

Верхнее Гудаури уникально как местонахождение самых высокогорных в стране отелей. Высота здесь 2400 метров. Даже гесты в сванском Ушгули стоят на 2200, а альплагерь Джута — на 2300 метров. Выше этих отелей пока нет в Грузии ничего. 

Гуд-Гора

Из Гудаури обычно хорошо видно гору Садзеле — на неё поднимаются канатки. От неё тянется отрог влево, к пропасти. Село Гудаури стоит примерно там, где отрог упирается в пропасть. Визуально тут не ощущается отдельной горы, но она есть и называется Гуд-Гора. Прежде это было серьёзное препятствие на пути на север.

- Завтра будет славная погода! - сказал я. Штабс-капитан не отвечал ни слова и указал мне пальцем на высокую гору, поднимавшуюся прямо против нас.
- Что ж это? - спросил я.
- Гуд-гора.
- Ну так что ж?
- Посмотрите, как курится.
И в самом деле, Гуд-гора курилась; по бокам ее ползали легкие струйки - облаков, а на вершине лежала черная туча, такая черная, что на темном небе она казалась пятном.

За последними домами Гудаури дорога идёт по краю ущелья, а крутой склон справа вверху — это Гуд-Гора. Вы едете по новой, довольно поздней дороге. Старая заброшенная дорога, по которой ехал Лермонтов, находится совсем рядом, но выше по склону. Грибоедов в 1818 году проезжал по этой же дороге в обратную сторону, на юг:

Подъем на Гуд-гору по косогору преузкому; пропасть неизмеримая сбоку. По ту сторону ее горы превысокие, внизу речка; едва можно различить на крутой уединенной горке осетинские жилья. Дорога вьется через Гуд-гору кругом; несколько верховых встречаются. Не знаю, как не падают в пропасть кибитка и наши дрожки. Еще спуск большой и несколько других спусков.

Из Гудаури на старую дорогу выйти нетрудно. Есть некоторый смысл в том, чтобы приехать в Гудаури автобусом и пройти пешком все 4 километра старой Военно-Грузинской дороги. В хорошую погоду это неплохой природно-литературоведческий экспириенс. (А ещё это избавит вас от необходимости лезть в туннель на трассе)

 

Часть пути в обход горы трасса проходит по туннелю, длинной метров 500. Это даже не тунель, а скорее галерея с открытой левой стороной. Его построил тот же Сатковский одновременно с серпантином, но тот туннель был деревянным, с обычной крышей, крытой чем-то вроде кровельного железа. И эта деревянная констукция простояла лет 100 и ее видно даже на фотографиях 1955 года.

 

Сам этот участок привклекал внимание всех проезжающих, потому что с него хорошо видно верховья Арагви (Гудское ущелье) и развалины внизу на горе. Эти развалины — заброшенное село Хатиссопели. Предполагается, что именно эти руины Лермонтов назначил местом действия поэмы "Демон". Здесь виртуально жила княжна Тамара, к этим домам виртуально прилетал Демон, их рисовал Лермонтов, их потом искал Ираклий Андроников. Они же упоминаются в конце поэмы уже в состоянии, в каком их видел Лермонтов в 1837 году:

На склоне каменной горы
Над Койшаурскою долиной
Еще стоят до сей поры
Зубцы развалины старинной.
Рассказов, страшных для детей,
О них еще преданья полны...
Как призрак, памятник безмолвный,
Свидетель тех волшебных дней.

Прямо перед туннелем слева есть карман, куда можно попробовать осторожно завернуть, чтобы посмотреть на ущелье и "замок Тамары".

 

вид от галереи

 

 Проехав туннел до конца, вы попадаете в Чертову долину. 

Чертова долина

Почти 5 километров от туннеля до Крестового перевала трасса идёт по относительно ровному месту, известному как Чёртова долина. Есть мнение, что её назвали так из-за двух реально опасных подъёмов — на Крестовую гору и на Гуд-гору. У Лермонтова была своя теория:

Итак, мы спускались с Гуд-горы в Чертову долину... Вот романтическое название! Вы уже видите гнездо злого духа между неприступными утесами, - не тут-то было: название Чертовой долины происходит от слова "черта", а не "черт", ибо здесь когда-то была граница Грузии. Эта долина была завалена снеговыми сугробами, напоминавшими довольно живо Саратов, Тамбов и прочие милые места нашего отечества. 

Здесь справа будет зелёный склон, поднимающийся к вершине горы Бидара, а слева - обрывы Арагвского ущелья, которые с трасы видно не очень хорошо. Прямо по курсу торчит зеленый конус Крестовой Горы. Если присмотреться, то справа выше по склону видна колея старой, пушкинской, ВГД. До неё 100 - 200 метров. Если посмотреть вперёд, то хорошо видно, как эта дорога огибает с левой стороны Крестовую гору.

 

По левой стороне будет видно коричневое мрачное здание бывшей гостиницы. За ним — стартовые площадки парапланеристов. Ближе — украинская, дальше — грузинская. (Так в 2018) Отсюда можно полетать на параплане за 250 лари за полчаса, тут есть тень, кофе, чай и пейзажики.

 

В какой-то момент трасса подойдёт к самому краю ущелья, где парковка, кафешка и смотровая площадка. Её воздвигли здесь еще в 1983 году к двухсотлетию Георгиевского Трактата, поэтому она украшена мозаиками на тему советской дружбы. Справа видны русские чудо-богатыри и большевики, слева — грузинские чудо-джигиты и гурийские повстанцы.

Смотровая площадка

Эта площадка — обязательный пункт любой экскурсии. Отсюда видно сразу очень много. Особенно красиво смотрятся потухшие вулканы Кельского плато и вулкан Шерхота. Здесь же обычно набирают клиентуру парапланеристы.  

 

Гудаурские скалы

 Вид с соседней горки в сторону смотровой

Перед тем, как оказаться в этой точке, полезно перечитать поэму «Демон». В начале поэмы Демон пролетает именно здесь: от Казбека до верховий Арагви. Именно про это место написано: «И дик и чуден был вокруг/Весь божий мир; но гордый дух/Презрительным окинул оком/Творенье бога своего,/И на челе его высоком/Не отразилось ничего».

 

Внизу слева всё ещё видны развалины Хатсисопели:

 

вид со смотровой на Хатиссопели

 

Крестовая гора

От смотровой площадки дорога будет делать большой крюк, огибая Крестовую гору. С 2017 года сюда летом приезжают толпы арабов, которых манит горный воздух и прохлада. А Крестовая гора находится тут же и выглядит как не очень эффектный зелёный конус, через который по диагонали проходит колея старой ВГД.

 

Крестовая Гора

В прежние эпохи подъём на гору был опасен. Обход горы слева был легче, но иногда его перекрывало лавинами. Обход справа был сложнее, но безопаснее. 

Крестовый перевал

От горки с парапланеристами трасса идёт ещё 1300 метром, огибая Крестовую слева и плавно поднимаясь на Крестовый перевал. Когда она подходит близко к горе, вы видите справа грунтовку, врезанную в склон горы — это старая ВГД, которая в этом месте вливается в новую.


Старая Военно-Грузинская дорога

Ещё метров 300 — и вы видите слева несколько домиков, маркер перевала и каменную белую стелу. Вы вышли на границу Южного и Северного кавказов. Можно остановиться и сфотографироваться.

Крестовый перевал

Герои лермонтовского романа тут попали в метель:

Между тем тучи спустились, повалил град, снег; ветер, врываясь в ущелья, ревел, свистал, как Соловей-разбойник, и скоро каменный крест скрылся в тумане, которого волны, одна другой гуще и теснее, набегали с востока... Нам должно было спускаться еще верст пять по обледеневшим скалам и топкому снегу, чтоб достигнуть станции Коби. Лошади измучились, мы продрогли; метель гудела сильнее и сильнее, точно наша родимая, северная; только ее дикие напевы были печальнее, заунывнее.
- Плохо! - говорил штабс-капитан; - посмотрите, кругом ничего не видно, только туман да снег; того и гляди, что свалимся в пропасть или засядем в трущобу, а там пониже, чай, Байдара так разыгралась, что и не переедешь. Уж эта мне Азия! что люди, что речки - никак нельзя положиться!
Вот мы и свернули налево и кое-как, после многих хлопот, добрались до скудного приюта, состоящего из двух саклей, сложенных из плит и булыжника и обведённых такою же стеною; оборванные хозяева приняли нас радушно. Я после узнал, что правительство им платит и кормит их с условием, чтоб они принимали путешественников, застигнутых бурею.

Сейчас на Крестовом перевале есть монастырь, и там живут монахи, и к ним до сих пор можно завернуть в плохую погоду. Монастырь этот не очень заметен, но он есть. 

Байдарская долина

Сразу за перевалом начинается Байдарская долина — ущелье, которое ведёт вниз, в долину Хэви, к Тереку. Это примерно 7 500 метров дороги, которая в прошлом была сложна, сейчас же проходится без проблем. Разве что зимой её может занести снегом. Это самый лавиноопасный участок дороги, в XIX веке именно здесь люди погибали чаще всего. Известен случай когда лавиной убило целый казачий эскадрон. Обвалы сходят всегда в одних и тех же местах, и такх мест шесть или семь. В XIX веке и начале ХХ на этих участках стали строить деревянные галереи. Каждая имела личное название по имени кого-то здесь погибшего. Например, существовала галерея «Майорша» в память некой майорши, которая тут разругалась со спутницей и высадила её из коляски. Через какое-то время её убило лавиной, а спутница выжила. Точно так же Кулагинский мост назван в честь мещанина Кулагина, которого тут накрало лавиной со всем обозом.

 

В советское время галереи поменяли на бетонные и наверное объединили местами, потому что их стало меньше. Личные их имена постепенно утратились. Сейчас даже с путеводителем 1913 года трудно разобраться, где какая галерея находилась. 

 

На зелёных склонах гор кое-где видны ржавые пятна минеральных источников. В 4-х километрах от перевала слева видны желтовато-оранжевые наплывы, так называемый «травертин». По их поверхности течёт слабо минерализованная вода, которую можно пить. Тут же сделана парковка и бабки торгуют носками, чурчхелами и всякой ерундой. Не все знают, что у парковки есть спуск вниз, к реке и нарзанному источнику. Там можно набрать настоящего нарзана, который потом дня два будет сохранять свои кусачие свойства. Этот пункт на маршруте ни в коем случае пропускать нельзя.

 

За парковкой начинается ещё одна галерея, а сразу за ней находится Кулагинский мост. За этим мостом дорога снова ныряет в галерею. Через два километра находится вторйо мост, и за ним дорога выводит вас в долину Хэви. Вы пропали в новый историко-этнографический регион Грузии, который в прошлом назывался Цанарети.

Алмасиани

Байдарская долина заканчивается в Алмасиани. Высота тут — 1 960 метров. Село серое и невзрачное. Перед селом — пост полиции. Когда на Крестовом сходят лавины, тут перекрывают трассу. За селом можно разглядеть корпус фабрики по разливу минералки "Коби". Влево уходит Трусовское ущелье. Вы видите его первые 4 километра до каньона Кассара. Но ущелье уходит за видимую часть ещё на 10 километров до погранпоста, а потом за пост ещё на 12 или 15 километров. Это красивое и интересное ущелье, но ехать туда лучше на внедорожниках. До 2008 года там сезонно жили осетины, и Алмасиани так же было осетинским селом. После закрытия границы в 2008 году там не живёт уже никто. 

Коби

Село Алмасиани почему-то часто называют Коби, хотя настоящее Коби чуть дальше, за мостом. В прошлом здесь была почтовая станция, и весь XIX век именно в Коби застревали все путешественники в момент схода лавин. Известны случаи, когда люди жили на кобской станции по две-три недели, несмотря на перебои с едой, водой и дровами. В начале ХХ века писали, что посёлок Коби новый, а "старый" находится немного южнее, верояитно на соседней горке, что видна метрах в 400. Сейчас в Коби живёт всего 25 человек, все осетины.

Сиони

После Коби дорога около 7 километров идёт по долине. Справа — необитаемые горы, слева за рекой на скалах сёла Каноби, Хурциси и Пхелше. Впереди на горке будет видна сигнальная башня и храм в виде базилики. Это — храм Сиони (Успения Богородицы) в одноимённом посёлке. Это то самое место, где Остап Бендер пытался танцевать лезгинку. Сейчас село тянется вдоль трассы на километр, до узкого оврага. Когда-то тут был узенький опасный мост. Сейчас — новый, бетонный, ничем не страшный.  

Арша

Основная статья: Арша

 

За селом Сиони находится речка, потом 600 метров села Гарбани, а затем на 2 километра тянется село Арша. Сейчас оно известно гестхаузом и рестораном "Цанарети", название которого напоминает о том, что когда-то тут в долине жили цанары. Слева за рекой, совсем рядом, находятся Аршинские водопады, которые даже видно с трассы. Там же видна скала с плоской вершиной — это место, где находилась крепость Арша и где ещё остались какие-то руины. При избытке времени вполне можно проехать на машине а реку и полазать там часа два. Но обычно в Арше останавливаются только ради ресторана. 

 

Сразу за Аршой — село Анчхоти и отворотка вправо. Это начинается дорога в ущелье реки Сно, которая через 15 километров приводит в село Джута. Дорога равийная, но ровная, и легковая машина по ней может пройти, хотя и не быстро. В ушелье очень много всего: новый отель, крепость Сно, село Джута с гестхаухами, альплагерь Зета и начало треккинговой тропы на перевал Чаухи.

 

Проехали поворот. Слева за Тереком видим каменные домики — это село Паншети, которое мелькнуло у Гайдая в фильме "12 стульев". Там Остап произносит фразу "Альпийское нищенство, святое дело". Паншети стоит как бы между двух гор; при хорошем зрении на правой горе можно рассмотреть башни - это заброшенное Старое Паншети.

 

Нам осталось переехать реку Сно и там за мостом почти сразу — Степанцминда.

Степанцминда

Степанцминда — это обычно конечный пункт экскурсий. Немногие пробираются дальше, к таможне и гвелетским водопадам. Если вы едете сами по себе, то тут полезно остановиться. В Степанцминде есть всё: и гестхаузы и еда и даже вино. Причём жилье и еда тут от простого народного уровня до элитного "Румс-Казбеги" с его рестораном и террасой. В Степанцминде можно пить кофе с видом на Казбек, подниматься к храму Гергети, восходить на Казбек (до верха или до метеостанции) или просто навещать местный краеведческий музей. Здесь весёлая, бодрая атмосфера альпийского курорта. Разумеется, в хорошую погоду.

Дарьяльское ущелье

Едем дальше. Покидаем Степанцминду, переезжаем по мосту Терек, минуем небольшой лес, что слева от трассы, переезжаем по мосту речку Чхери, и начинается ущелье, которое иногда называют Дарьяльским. Где оно на самом деле начинается — вопрос спорный. Будем считать, что здесь.

 

1200 метров дорога идёт почти горизонтально, с очень незначительным подъёмом. Здесь немного ниже, чем 1800 метров от уровня моря и часто бывает холодный ветер. Поворот влево, за горку. Дорога снова идёт почти ровно, но видно, что в прежние эпохи именно здесь она скакала то вверх то вниз. В одном месте слева у самой трассы будет каменный домик. Он отдалёно напоминает приют. 


домик

За домиком дорога пойдёт по бетонному мосту. Мост явно новый, советского времени, и трудно представить, что же тут было до него.



Чуть дальше за мостом интересная развилка. Дорога идёт прямо в туннель. Влево вверх уходит крутой подъём к селу Цдо. А вправо когда-то уходила старая дорога, но первые её метры почти стёрлись. Сейчас она проходит сразу над туннелем и на неё несложно подняться. Если вы на машине, то вам неизбежно следовать прямо в туннель. Если же есть возможность, то вы можете пройти пешком 600 метров старой дороги и выйти к другому концу туннеля. Если вы идёте пешком, то это поможет вам миновать неприятный туннель. 

Участок старой дороги

Первые метры старого участка засыпаны селями и обвалами, но коровы протоптали здесь тропу. Их гоняют в обход туннеля, и они основательно загадили всё навозом.

 


Но местами остался даже асфальт. Машины ходили здесь ещё 35 — 40 лет назад, но сейчас в щелях проросоли кусты. Куски ограждения ещё видны кое-где по краям дороги.

 


Пройти по этому участку стоит хотя бы для того, чтобы увидеть надпись «Киса и Ося здесь были». Она кажется свежей, но говорят, что сделана ещё в те эпохи, когда дорога была действующей. С тех пор никто не пытался воспроизвести эту надпись. Не считая бледной копии немного сбоку.

 


В двух шагах за надписью вы попадаете в некогда знаменитое место: к скале «Пронеси, Господи». Крутой поворот под скалой десятилетиями притягивал внимание фотографов, путешественников и даже некоторых писателей. Над названием иронизировала Тэффи. Растиражированная на открытках, эта скала была визитной карточной всей дороги. Но с момента сооружения туннеля её уже никто не видит. А жаль.

 

Скала "Пронеси, Господи", вид с севера.

 

От скалы до выхода из туннеля всего 300 метров хорошего асфальта. А ещё через 600 метров будет популярная смотровая площадка. Где-то наверху, невидимый с трассы, прячется посёлок Цдо. Говорят, что каменная тумба около смотровой когда-то была святилищем у жителей Цдо. Сейчас тут фотографируются на фоне Дарьяльского ущелья. И это одно из мест, где с трассы немного видно скалу  «Пронеси, Господи».

Воробьяниновские места

Обычно туристов высаживают только на площадке. Но как часто бывает, интересное чуть дальше. Прямо по курсу, через 150 метров, по левой стороне трассы видна скала. Это то самое место, где снимали гайдаевский фильм  «12 стульев», сцену встречи отца Фёдора и Остапа. Отец Фёдор выходит из-за этой скалы и видит Воробьянинова. 

 

 12 стульев

 

Когда отец Федор потом залезет на скалу, Остап и Киса уйдут, завернув за эту скалу и двигаясь в сторону смотровой. Та скала, у которой сидит Воробьянинов, тоже сохранилась, но в фильме там карман, а сейчас там его нет. Есть другой, по левой стороне, но маленький. Зато от смотровой к скале ведёт пешеходная полоса с перилами. Рекомандую пройтись туда пешком. Это близко.

 

Едем далее, огибаем большую скалу, видим «воробьяниновскую скалу». Здесь была произнесена культовая фраза «Забьём Мике баки».

 

 12 стульев

 

Видите небольшую каменистую горку за спиной Бендера? Она и сейчас на своём месте и хорошо видна от "воробьяниновской скалы". Карман, повторю, с левой стороны.

 

Через километр видим уходящее влево ущелье и несколько домиков. Это Гвелетское ущелье, в глубине которого прячется Гвелетский водопад. Домики — это то, что осталось от аула Гвелети. Тут же справа видны остатки Гвелетского моста, смытого в 2014 году. Новый мост дальше, метров через 600.

 

Во все древние эпохи дороге отсюда шла по левому берегу Терека берегу и пересекала речку Амали, известную в России как "Бешеная Балка". Но переправа через Амали была слишком непредсказуемой и в XIX веке дорогу перенесли на правый берег. Но место осталось проблемным — иногда по долине реки сходят обвалы Девдоракского ледника или сели. В 2018 году внезапно начали строить обходной туннель, стахановскими темпами пробили 1600 метров этого туннеля и завершили всё уже к начале 2019 года. Теперь Девдоракские обвалы будут наносить несколько менее ощутимый ущерб.

 

Если вы надумаете пойти по левому берегу, то имейте в виду, что потом вернуться на правый берег может быть сложно.

 

Если поехать (или пойти) по старой дороге правого берега, то через 1100 метров увидим слева то самое Девдоракское ущелье — ущелье реки Амали. Оно уходит далеко вверх, к Девдоракскому леднику, который раз в 100 лет рушится вниз, в долину Терека. Последний раз это произошло весной 2014 года, а осенью того же года сошёл сель, который полностью изменил географию местности. Кучи гальки по берегам Терека — это следы того самого селя.

 

Пушкин и Лермонтов ехали по левому берегу и переходили реку. Пушкин описал переход дважды: «Недалеко от селения Казбек переехали мы через Бешеную балку, овраг, во время сильных дождей превращающийся в яростный поток. Он в это время был совершенно сух и громок одним своим именем». И на обратном пути: «Бешеная балка также явилась мне во всем своем величии: овраг, наполнившийся дождевыми водами, превосходил в своей свирепости самый Терек, тут же грозно ревевший. Берега были растерзаны; огромные камни сдвинуты были с места и загромождали поток».

 

Чуть дальше справа над трассой круто нависает скала. В прошлом она была довольно выразительна и часто попадала в кадр фотографов, но сель 2014 года изменил географию местности и скала уже не так эффектна как раньше. 

 

Еще 700 метров дороги — и видим справа Архангельский монастырь. Он совсем новый, ему 3 или 4 года. С его террасы интересно бывает расматривать ущелье. 

 

На другой стороне реки, справа и немного впереди, на скале можно рассмотреть каменую кладку. Это «замок Тамары», известный всем в основном по Ильфу и Петрову. Обычно его связывают с легендой о Тамаре. Предположительно именно его имел в виду Лермонтов в своём знаменитом стихе:

В глубокой теснине Дарьяла,
Где роется Терек во мгле,
Старинная башня стояла,
Чернея на черной скале.

 Про неё же, вероятно, писал Маяковский:

Вот башня, револьвером небу к висну,

разит красотою нетроганой.

Поди, подчини ее преду искусств - 

Петру Семенычу Когану.

Хотя башни там нет. И явно не было в годы Маяковского. В 1818 году Грибоедов оставил об этой крепости точное, хотя и краткое упоминание в дневнике: «Руины на скале».

 

В дороссийские времена дорога шла — как уже говорилось — по правому берегу. Её и сейчас видно в том месте где она проходит по склону горы мимо замка. То есть, замок запирал единственный узкий карниз, по которому можно было пройти по ущелью. Низом не ходили, там была непроходимая пойма реки. Сохранились легенды о каменной стене, которая перегораживала ущелье; так вот, она едва ли шла поперек всего ущелья. Проще и эффективнее было перегородить этот самый карниз у замка. 

 Таможня

Грузинская таможня проходится быстро. За ней начинается нейтральная полоса, где нельзя появляться пешком. Кое-что вы не увидите, а кое-что уже исчезло.

 

Например, слева, где последние строения таможни, ещё недавно находился квадратный форт с двумя башнями. Его называли то казацким постом, то казармой. В 1920-е годы там стоял гарнизон в 300 солдат.

 

В 1818 году тут ночевал Грибоедов, который оставил в дневнике пару строк:

Ночь в Дариеле. Ужас от необычайно высоких утесов, шум от Терека, ночлег в казармах. 

В 1920-е годы тут у форта была кафешка. Вероятно тут останавливались туристические автобусы. Ильф и Петров, проезжая тут летом 1927 года, наверняка тоже останавливались у кафешки и осматривали окрестности. Рядом была какая-то эффектная скала, и они ввели её в роман "12 стульев": на неё залезает отец Федор. К сожалению, сейчас трудно понять, где точно была кафешка и какая именно скала упоминается в тексте романа.   

 

За таможней дорога ныряет в туннель метров с 300 длиной. До постройки туннеля дорога шла по краю скал на противоположном берегу и там она ещё слегка видна. Сейчас дорога выходит из туннеля, сливается со старой дорогой, но тут же снова с ней расходится. Старая уходила вправо к железному мосту, а новая уходит влево, через новый мост и снова в туннель длиной метров 200.

 

Этот второй туннель не даёт нам увидеть старинный чугунный мост, на котором стоял Пушкин и о котором он оставил несколько слов. 

Ларс

Вам осталось 2 километра до российской таможни. Велика вероятность, что в этом месте вы простоите в очереди час, два или три. Потом — таможня. Вас спросят, не везёте ли вино. разрешается провозить 4 бутылки на человека. Но реально в 2017 году не досматривают. На моих глазах люди провозли 20 бутылок, не сознаваясь в этом.

 

Как вы пройдёте таможню — не знает никто. Это зависит от сезона и настроения таможенников. Когда же пройдёте, постарайтесь рассмотреть за таможней справа, сразу за шлагбаумом, знаменитый Ермоловский камень.

 

Село Верхний Ларс появилось довольно поздно и в своё время было полностью поглощено российской таможней. В XVI веке тут находился Ларсский кабак, который принадлежал кому-то из клана Дударовых.  В 1587 году здесь прошли московские послы Биркин и Пивов, которым хозяин кабака, Салтан-Мирза, выдал лошадей и проводников. В 1589 году Салтан-Мирза присягнул на верность московскому царю. В начале XIX века селение передали Военному ведомству и там появился форт. 

 

Дальше уже Россия. Через 3 километра село Нижний Ларс, ещё через 5 — село Чми. 

Чми

Через 7 — 8 километров за Верхним Ларсом горы расступаются и на равнине у Терека видно большое село — это Чми. 937 метров высоты. Отсюда и до Владикавказа начинается территория, которая когда-то принадлежала клану Дударовых. Слева за  горами - тагаурское сообщество, справа — какое-то другое. Дударовы относились к тагаурцам, хотя и были среди них пришлыми. В своё время они монополизировали всё обслуживание путешественников в Дарьяльском ущелье. По преданиям, в начале XVIII века некий Илальд Дударов основал новую линию Дударовых и заложил село Чми. То старое Чми исчезло почти бесследно. Оно находилось на горке, слева, над современный Чми. От него осталось кладбище. Когда вы переезжаете мост через ручей в черте села, та горка — слева и чуть сзади. От моста метров 300. Можно прогуляться туда, если интересно.

 

В 1846 году в Чми было построено Джераховское укрепление в виде квадрата с круглыми башнями на двух углах. Оно ещё сохранилось, хотя и полуразрушено. При въезде в Чми его видно в начале посёлка справа у реки. От трассы всего метров 100.

 

На север от Чми — традиционно бандитский регион. В имперские времена Дударовы время от времени грабили там проезжих, а начальство во Владикавказе крышевало их за откаты.  В 2010 — 2012 годах эта традиция ещё держалась. Дальнобойщики очень боялись участка от Чми до Владикавказа и особенно владикавказскую объездную. Таможенники доносили бандитам о фурах с ценным товаром и на этом участке братва ждала фуру в полной боевой готовности. В последние годы вроде стало потише.

 

Через 4 километар от Чми два хребта сходятся к тереку с двух сторон. Справа — это отрог знаменитой Столовой горы. Этот узкий проход — последний. За ним — пологие предгорьи и далее равнины до самой Москвы. Для тех, кто едет с севера, тут начинается Кавказ. Для вас он уже заканчивается. В XVI веке именно по этой теснине проходила граница Картлийского царства.

 

Два километра после теснины — и видим село Балта. Это тоже бывшее владение Дударовых. У Илальда, основателя Чми, был сын Темир-Султан. Именно он основал Балташ, нынешнюю Балту. Она почти ничем не прославилась кроме краткого упоминания в романе Ильфа и Петрова.

Владикавказ

Через 5 километров после Балты — пост ГИБДД и развилка. Влево — объездная, вправо — в центр Владикавказа. Ваше путешествие закончилось. В самом городе вам делать практически нечего. Еда тут дорогая, хостел — один на весь город и шифруется, вино тоже дорогое, снаряжение покупать уже не надо. В подавляющем большинстве случаев Владикавказ на обратном пути проезжается без задержек. 

 

Во, собственно, и вся дорога.

 

Дамы и господа!

Благодарю за посещение этого сайта. Если Вы сочли его полезным и хотите поддержать проект, то можете сделать это очень легко. Бронируя отель в любой точке планеты, просто перейдите на сайт BOOKING.COM через баннер справа. Автор сможет выпить лишнюю чашку кофе, и его мозг будет работать чуть эффективнее.

© travelgeorgia.ru 2010-2020
контент распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0

Техническая поддержка Илья
Страница сформирована за 0.039120197296143 сек.