На главную История Грузии Крещение Грузии История строительства Светицховели
История строительства Светицховели
Около 326 года Святая Нина крестила царя Мириана со всей семьёй, а затем постепенно обратила в христианство некоторую часть Иберийского царства. Почти сразу после этого царь приказал вырубить свой сад, и построить на его месте первый христианский храм. Срублен был и древний священный кедр, выросший на могиле Святой Сидонии, захороненной некогда вместе с хитоном Христа. Из кедра была вырублена колонна для храма, которая чудесным образом самоустановилась на своё место. Так возник Животворящий столб и храм при нём. Таково краткое содержание истории, которую можно сейчас прочитать в любом путеводителе.
 
Но есть и подробная версия тех событий, гораздо более сложная и запутанная. Настолько запутанная, что автор XII века сказал, что "житие блаженной Нины в Обращении Картли и в Повестях о царях, как о том ведомо вам самим, писано нескладно, путанно и разрозненно, одни как повествования самой святой, другие — царя Мириана, кое-какие Якова Священника, затем — Абиатара и, наконец, прочие — Сидонии, да все равно шиворот на выворот". Если же вчитаться в житийные тексты, то обнаруживаются несколько странные вещи.
Зачем Нина пришла в Грузию?
Как мы знаем, причин было три. Сначала она хотела увидеть хитон Христа, который должен был быть где-то в Мцхете. Вторая причина - чтобы крестить Иберию. Третья - она бежала от армянского царя Трдата. Вторая и третья причина понятны, сложнее с первой.
 
Судя по житию, Нина очень хотела увидеть хитон. Она расспрашивала о нём в Иерусалиме. По приезду в Грузию она поселилась у царского садовника и расспрашивала его о хитоне. Но после этого её интерес к хитону странным образом угасает. Она даже переселяется от садовника за город. Но где находился хитон? В житии Святой Нины об этом говориться примерно три раза. Суть всех описаний одна: Хитон был принесён в Мцхету и захоронен где-то в саду около кедра, а может, и не около кедра.
 
В одном тексте от лица еврейского священника Авиафара говорится так: "Некоторые думают, что Элиоз похоронил сестру у кедра, растущего в середине царского сада, но, насколько это верно, я не знаю". А чуть дальше: "Часто просила меня святая Нина, чтобы я подробно узнал от отца моего о месте, где хранится Божественный хитон Господень. На мои расспросы об этом он отвечал то же, что говорили и другие, именно, что хитон хранится под кедром, где народ так часто воссылает свои хвалы Господу". Получается, что Авиафар цитирует отца, который думает так же, как и "некоторые", но сам Афиафар гарантий подлинности не даёт.
 
Есть так же текст, который приписывается Сидонии, дочери Авиафара. Она говорит так: "А место ее (Сидонии и хитона) погребения знает Бог и мать моя Нино, но не говорит, потому что ныне еще не следует говорить. Но для учеников Нино и верующих во Христа достаточно знать, что место то находится по близости кедра, привезенного из Ливана и посаженного в Мцхета". Получается, что хитон находится не под кедром а поблизости в неизвестном месте, и, кроме того, кедр ещё существует, а не срублен на постройку храма. Или Сидония писала ещё до постройки храма (но зачем и кому?), или в то время имелось два разных кедра.
 
После христианизации уже лично царь Мириан спросит мцхетских евреев о местонахождении хитона. В житии евреи ответят "то же самое, что и ранее", а в хронике "Обращения Картли"  евреи скажут, что "Отсюда были посланы Элиоз Мцхетский, Лонгиноз Канисский, Таленав и Мисаел. Знали, что хитон достался им по жребию, а на местонахождение хитона не смогли указать". Это прямолинейность особенно интересна потому что текст "Обращения Картли" - самый краткий, сухой, и лишенный пафоса.
 
Сейчас принято думать, что хитон находится именно в могиле Сидонии (под храмом Светицховели), но мы видим, что во время написания жития Нины (где-то около Х века) это было совсем не очевидно.
 
Таким образом, мы видим, что Нина приехала искать хитон, но потом вдруг отказалась от этой задачи и переключилась на другие цели.
 
Но, однако, именно этот кедр решают срубить и выпилить из него колонны для первого грузинского храма. 
Зачем это было построено?
Если Иберию крестили после 325 и до 327 года ("И на седьмом году [пребывания в Грузии] чудом, явленным от Христа, обратила царя"), то и Светицховели был построен в конце 320-х годов. Житие Нины говорит "До приезда священников из Греции, после того как царь и весь народ с усердием встали на путь христианства, царь имел разговор с Нино о постройке церкви". То есть, царь послал в Грецию за священниками и, ещё до их приезда начал этот разговор о строительстве.
 
Это весьма интересно, потому что это значит, что он стал одним из первых христианских храмов на этой планете. И вот тут возникает несколько неожиданый вопрос: а с чего вообще Нина решила, что надо строить храм?
 
Сейчас её решение вылядит очевидным: общине нужен храм.  Но в те годы христианские общины спокойно обходились без храмов. Они собирались в тайне от властей в частных домах и пещерах. Ничто в христианской догматике не обязывало их строить храмы.  Храмов не было даже у евреев. В то время это было чисто языческое сооружение.
 
Святая Нина никогда не видела ни одного храма и никогда не присутствовала на богослужении в храме. Царь Мириан тем более. Почему они решили, что он нужен? Интересно, что такое же решение практически единовременно было принято в другой части света - в Риме. 
Что было построено?
Мы никогда не узнаем, какое именно здание было построено в Мцхете для нужд христианской общины. А это очень важно. 
 
Самым первым христианским храмом была Латеранская базилика, освященная в 324 году. В 326 построили Базилику Святого Петра. Выбор именно базилики как образца для храма имел идеологическое обоснование: в языческие времена это было исключительно светское сооружение, без всяких аллюзий на язычество. Но стал ли этот тип храма сразу обязательным? Успела ли эта идея дойти до Мцхеты? Что строил Мириан - базилику или что-то другое?
 
Так как Армения принимала крещение немного раньше, то и её первый собор - Эчмиадзин - тоже появился раньше. Пишут, что это была деревянная базилика. Но тогда получается, что в Армении базилику приняли ещё лет за 10 - 20 до того, как это стало модно в Риме. В это верится с трудом. Легче поверить в то, что Эчмиадзин был чем-то другим. Опять же - чем?
 
Есть фрагмент грузинской хроники, который перекочевал в российские Четьи-Минеи. Там сказано интересное:
Кедр был срублен, и из шести сучьев его вытесали шесть столбов, которые и утвердили, без всякого труда, на предназначенных им в здании местах. Когда же плотники хотели поднять седьмой столб, вытесанный из самого ствола кедра, чтобы поставить его в основание храма, то вот, были изумлены, так как никакой силой невозможно было сдвинуть его с места.
И из другого жития:
Тотчас достали доски и начали строить, срубили тот кедр, приготовили из него столб, и на его основании положили фундамент церкви.
Возникает два важных вопроса: почему столбов нечётное количество и на какое (или в какое) такое основание храма его поставили. Русский текст очень вольно обращается с оригиналом. Например, во второй фразе говорится, что кедр срубили, приготовили, и на его корнях (ძირი)  положили საფუძველი (сапудзвели) то есть фундамент, этого храма. Но дзири (ძირი) - это не корень дерева (корень дерева - песви, ფესვი), но другой корень. Например, корень зуба или слова. Но может в те эпохи его применяли и к деревьям. 
 
А теперь про საფუძველი (сапудзвели). Это вообще-то фундамент. Но его корень - ფუძე. А это, помимо прочего, ещё и база колонны.
 
И столбов не просто нечётное количество. Их 6 одного вида, а 7-й какой-то особенный, вытесанный из всего ствола.
 
Есть одна теория, в которую факты вроде бы укладываются. Храм мог быть круглым. В искусствоведении давно утвердилось мнение, что языческие грузинские храмы были круглые в той или иной степени. Потом пришли базилики, но в VI веке тяга к круглым конструкциям возобладала и в Грузии появляются купольные храмы. Вполне может быть, что храм был круглый, с 6-ю колоннами по периметру и с центральной опорной колонной по центру. Эта колонна была несущей, на ней держалась вся конструкция, и логично что её база (ფუძე) была "основанием храма".
 
До нас дошёл один такой круглый храм - сейчас его фундамент можно видеть в городище Армази. Там даже сохранился камень, который с некой долей вероятности мог быть базой центральной колонны. Вот он: 
 
Языческий храм в Армази
 
Но в житии Нины, фрагмент из которого приведён выше, есть и ещё один пассаж, который сильно сбивает с толку.
...архиепископ Евстафий, вместе со святою Ниною, в несколько лет просветили Иберийскую страну. Учредив на греческом языке чин богослужения, освятив первый в Мцхете храм во имя двенадцати апостолов, устроенный по образцу Цареградского и заповедав юной церкви Христовой мир, архиепископ Евстафий возвратился в Антиохию.
Действительно, в 330 году в Константинополе император Константин I построил храм 12-ти апостолов. И он был базиликой. Потом его перестроил Юстиниан, а в 1461 его снесли и построили на его месте мечеть Фатих. Хорошо бы знать, что имел в виду автор, когда писал про "устроенность по образцу Цареградского". Неужели в самом деле копировали базилику Константина? Но почему тогда там 7 колонн? Или начали строить круглый храм, а потом приехал антиохийский архиепископ Евстафий - крупный богослов своего времени - раскритиковал эту псевдоязыческую самодеятельность и распорядился построить нормальную базилику? А может быть, это грехи перевода: не "устроенный по образцу", а "освящённый по образцу". Евстафий освящал храм и давал ему название. И логично, что дал его в честь столичного храма, по той же логике, по какой в Киеве строили Софийский собор.
 
Название собора - интересный, хотя и не железный аргумент в пользу поздней даты его основания: оно говорит о том, что Светицховели едва ли мог быть построен ранее 330 года. (А не в первые годы века, как это следует из амянской хронологии). 
Столб
Вернёмся к строительству. Итак, все столбы были установлены, кроме одного. Все разошлись по домам кроме Нины с её подругами. Ночью у них начались видения: рушились горы, проходили персидские армии, гибли люди. Утром всё затихло и все заснули, кроме Нины и Саломеи Уджармской. Утром Соломея увидела, как явился юноша "в огненой накидке". Крыльев Соломея не упоминает. Он взял столб и унёс его далеко вверх, за пределы видимости. Потом Соломея увидела как он опустился до высоты 20 локтей (22 метра) и оттуда медленно опустился на основание. По тексту в Четьи-Минеях столб "то поднимался вверх локтей на двадцать от земли, то опускался вниз и касался пня, на котором рос".
 
Версия Четьи-Миней явно более поздняя и, как это бывает, менее богословски точная. Когда столб поднимается-опускается, то в физике это называется флуктуация массы. Столб же массу не менял, стало быть, менялось приложимое к нему божественное воздействие. Что несколько странно. Оригинальная версия логична - столб подняли на небо, а потом поместили обратно.
 
Почти сразу произошло первое чудо: к столбу пришёл слепой еврей, прикоснулся к нему (по другой версии только приблизился), прозрел и, по одной из версий перешёл в христианство. Второе чудо случилось с мальчиком: он был болен, его принесли к Нине, она прикоснулась рукой к столбу и потом той же рукой к мальчику. И тот выздоровел. Эти два события инициировали массовое паломничество к столбу, так что царь Мириан сразу приказал огородить его неким забором. Причём всё это время столб стоял на своём месте, а храм ещё не был построен. Уже после этих двух историй упоминается о том, что храм начали строить, а в следующем предложении хроники сообщается о визите архиепископа Евстафия. Вероятно, он всё же застал храм на стадии строительства. 
Итог
Итак, храм был начат царём Мирианом, но строился уже под наблюдением архиепископа Антиохийского. Жаль, что мы так и не знаем, на что он был похож. Был ли это круглый храм или же базилика. На это не осталось никаких намёков. Храм простоял до конца V века, и только тогда царь Вахтанг Горгасал его перестроил. Но это уже другая история.
 
Столб стоит на прежнем месте, но с XVI века вокруг него возведена невысокая каменная башенка. Он стоит всё на том же месте, где рос, когда был кедром. Предполагается, что хитон всё же захоронен где-то глубоко под ним. 
 
Столб стоит на том месте, где по правилам архитектуры должна быть опорная колонна. Практического смысла в этом нет, это может быть только дань традиции. Вероятно, когда Вахтанг перестраивал храм, он оставил стол на своём месте. То есть, до Вахтанга это была базилика, а столб был одним из опорных. Это ещё один аргумент в пользу теории, что Евстафий всё же вмешался в процесс и переделал храм на стадии строительства.   
 
 
 

Дамы и господа!

Благодарю за посещение этого сайта. Если Вы сочли его полезным и хотите поддержать проект, то можете сделать это очень легко. Бронируя отель в любой точке планеты, просто перейдите на сайт BOOKING.COM через баннер справа. Автор сможет выпить лишнюю чашку кофе, и его мозг будет работать чуть эффективнее.

© travelgeorgia.ru 2010-2018
контент распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0

Техническая поддержка Илья
Страница сформирована за 0.020511150360107 сек.