На главную История Грузии Эпоха Шеварднадзе
Эпоха Шеварднадзе

Эпоха Шеварднадзе длилась с начала 1992 по конец 2003 года, полных 12 лет. Это был тяжелый период: страна потеряла Абхазию, пережила гражданскую войну, кризис в экономике, политике и социальной жизни. Шеварднадзе стал для Грузии примерно тем же, что и Ельцин для России, но он продержался у власти на пять лет дольше Ельцина. И если Россия сдалась Ельцину почти без сопротивления, то Грузия сопротивлялась два года и только ввод российской армии поставил ее на колени.     

 

Эдуард Шеварднадзе
Триумвират и первое мегрельское восстание
6 января Гамсахурдия бежал в Азербайджан. В тот же день победители открыли огонь по митингу звиадистов: так закончилась эпоха, когда воевали «любовью и цветами». Творцы новой эпохи организовали триумвират Сигуа-Китовани-Иоселиани. Своего рода союз "гражданской оппозиции", армии и криминала. Так появился Военный Совет, который просуществовал два месяца.
 
Тбилиси в январе 1992 года
 Центр Тбилиси в первые дни 1992 года
 
Власть была захвачена, теперь ее надо было удержать.
 
Против «хунты» сразу выступили мегрелы в Самегрело и Абхазии. Уже через 4 дня начались акции протеста. Забастовал Сухуми и Очамчира. Восстание распространилось даже на Имеретию – восставших поддержал город Самтредия. Отдельные столкновения произошли в Кутаиси и Вани. 16 января Гамсахурдия прилетел из Еревана в Сухуми, переехал оттуда в Зугдиди и сообщил, что устроит поход на Тбилиси. Вот только воевать пока было нечем: оружия в Грузии было мало, а в Мегрелии еще меньше. Оружие можно было получить только на российских базах, а российская армия поддерживала Военный Совет. Мегрелы пытались добыть что-то на российской базе в Поти, но не вышло.

 

Тенгиз Сигуа
 Тенгиз Сигуа
17 января Военный Совет перешел в наступление на звиадистов. Отряд мхедрионовцев высадился в аэропорту Копитнари и занял Кутаиси. 18 января были подчинены Самтредия и Вани. Начались бои собственно на границе Мегрелии. Тут действовала Национальная Гвардия, которой командовал Георгий Каркарашвили. 22 числа оборона была прорвана, военсоветовцы вошли в Абашу и Сенаки, подошли к Поти, но тут были остановлены. Атака в лоб со стороны Сенаки была отбита на рубеже реки Риони. Второй штурм 24 января тоже провалился. Это было настолько серьезно, что власть Военного Совета зашаталась – начались волнения в Тбилиси. И только 27 января Поти пал.  Вечером 29 января начался штурм Зугдиди. 30 числа город был взят. Восстание было подавлено.

Однако, оставалась Абхазия, половина населения которой поддерживала Гамсахурдию. 4 февраля Каркарашвили рискнул войти в Абхазию. Силами отряда в 400 человек он перешел Ингури и уже 6 числа вошел в Сухуми. Отряд простоял в городе несколько дней, размещаясь на турбазе имени XV съезда ВЛКСМ (современная гостиница "Айтар" километрах в трёх от центра города). Каркарашвили заявил на пресс-конференции, что уважает суверенитет Абхазии. Ничего страшного не происходило, хотя гвардейцы где-то по мелочам похулиганили и у кого-то что-то украли.
 
8 февраля гвардейцы дошли до российской гарницы. Абхазы молча наблюдали за ситуацией.  Депутаты абхазского парламента (и абхазская и грузинская фракция) попросили как-нибудь убрать эту армию, и через неделю гвардейцы действительно покинули Абхазию. Все обошлись без эксцессов. Возможно, этот абхазский поход и навел в будущем Шеварднадзе на идею повторного ввода войск в Абхазию.
 
Георгий  Каркарашвили
 
Георгий Нодариевич Каркарашвили - важный персонаж той эпохи. Участник свержения Шеварнадзе, ликвидатор двух мегрельских восстаний, министр обороны в 1993 году, депутат парламента до 2004 года и политик от оппозици в эпоху Саакашвили.
 
Между тем  положение в стране продолжало ухудшаться. 1 февраля были подняты цены на хлеб, в тот же день были запрещены митинги. Несколько раз армия открывала стрельбу по митингующим. Начались проблемы с газом и светом. По одной версии, именно эти проблемы заставили Военный Совет передать власть Шеварднадзе. Но возможно, Шеварднадзе просто смотрел, как идут дела, и явился тогда, когда понял, что новая власть имеет шансы выстоять.
Конституция
До этого времени в Грузии действовала советская конституция 1978 года. Гамсахурдия понимал, что здесь надо что-то менять, но так и не поменял. И вот теперь Военный Совет поспешил это имправить. 21 февраля 1992 года была опубликована декларация. Суть её такая: Гамсахурдия был преемником незаконной Советской Грузии, а Верховный Совет его сверг и теперь становится наследником той самой Грузии 1921 года, и признает верховенство Конституции 1921 года. (Там еще была мутная оговорка про Абхазию, котоаря мало что меняла)
 
Это означало, что все попытки переговоров с Абхазией, которые хоть как-то начал Гамсахурдия, теперь прекращались раз и навсегда. По Конституции 1921 года Абхазия считалась просто областью, без всяких статусов. Эта декларация, подписанная Иоселиани и Китовани, стала первым шагом к войне.
Явление Шеварднадзе

7 марта 1992 года самолет Шеварднадзе приземлился в тбилисском аэропорту. Оттуда Шеварднадзе направился в Сионский Собор, где поставил свечу за спасение Грузии, хотя сам в то время даже не был крещен.

 

10 марта Военные Совет был распущен и на его месте создан Государственный Совет, куда вошли представители 20 партий, Шеварднадзе стал его председателем, Иоселиани - заместителем председателя, Сигуа - премьером. У Шеварднаде была на тот момент неплохая репутация - когда-то он неплохо боролся с коррупцией, потом был министром иностранных дел СССР, и на западе его знали и воспринимали серьезно (хотя Буш советовал вернуть Гамсахурдию). И все же законно избранный президент оставался серьезным конкурентом.

 

Шеварднадзе молчаливо признала Кахетия - его жена (Нанули Цагареишвили) была из Сагареджо и у неё были хорошие связи с кахетинскими начальниками. Сваны признали Шеварднадзе из-за "сванов" Китовани и Иоселиани. Аджария заняла нейтральную позицию. Самцхе-Джавахети не решилось протестовать, чтобы не спровоцировать сеператизм в армянских регионах. Категорически против были мегрелы - в том числе абхазские. Абхазия вообще оказалась отрезана от Тбилиси непокорной Мегрелией, и парламент Абхазии наполовину был звиадистским, хотя он и признал новую Тбилисскую власть. Ситуация была странная: парламент Абхазии был вполне себе законным парламентом, в Шеварднадзе с формальной точки зрения был никем.

 

Появление Шеварднадзе вызвало новую волну протеста в Мегрелии. Уже 9 марта мегрелами был занят город Цаленджиха. 12 марта попал в плен генерал Каркарашвили, а мегрелы захватили Зугдиди. Конфликт коснулся и столицы: 25 марта в Тбилиси был расстрелян митинг звиадистов и сожжен дом Гамсахурдия в районе Вера.

Это Второе мегрельское восстание длилось весь март, но было стремительно подавлено в несколько дней:  1 апреля 1992 года армия Госсовета вошла в Мегрелию, заняла Абашу и Сенаки и подошла к Поти. Город Поти снова проявил упорство, и 2 апреля сопротивление сохранилось только в нём и в Зугдиди. 3 апреля Поти и Зугдиди были взяты. Армия Госсовета подошла к границе Абхазии, но встретила там абхазское ополчение, которое решило на этот раз не допускать госсоветовцев на свою территорию.

Некоторое время продолжалось военное противостояние у Ингурского моста, время от времени переходящее в отдельные перестрелки. Постепенно конфликт замяли: Госсовет отвел армию, а абхазы обещали сделать что-нибудь с звиадистами на своей территории. Так завершилось второе мегрельское восстание.

Развязав себе руки на западе, Госсовет решил попробовать вернуть Южную Осетию. Ельцин, как союзник Шеварднадзе, решил не помогать Осетии, и это кое-что облегчало, а главное, война с Осетией могла внести раскол в ряды звиадистов.  20 апреля начался обстрел Цхинвали. Бои растянулись на весь май. Самое интересное в них было то, что  в обеих армиях присутствовали российские военные. Однако, армия Госсовета была несерьезной силой и не смогла победить столь же несерьезную осетинскую армию.

Ельцин все еще был союзником Шеварднадзе, но северокавказские республики давили на Ельцина, и дело доходило до нападений на российские части в Северной Осетии. И похоже, что Ельцин уступил – поддержка Северного Кавказа была ему важнее Шеварднадзе. В итоге Шеварднадзе был вынужден пойти на переговоры, известные как Сочинские соглашения 24 июня. Иногда их еще называют «Дагомысскими соглашениями».  Это были те самые соглашения о вводе миротворческого контингента, которые просуществовали до 2008 года. На той же встрече Ельцин обещал передать Шеварднадзе большое количество российского оружия и бронетехники: иными словами, Шеварднадзе помог Ельцину помириться с Кавказом, а Ельцин помог Шеварднадзе подавить мегрелов. 

Неудача в Осетии дала эффект противоположный тому, на который рассчитывал Шеварднадзе – вместо раскола звиадистов он в итоге получит третью волну беспорядков, или что-то вроде Третьего Мегрельского Восстания, которое длилось недолго. Российская бронетехника сделала свое дело: 6 июля армия Госсовета сожгла мегрельскую Цаленджиху, 7 июля пал Зугдиди. Мегрелы бежали в Аджарию и в Абхазию. Мегрельский конфликт принял затяжной характер: мегрелы не контролировали городов, а Госсовет не контролировал сельскую местность.

Абхазия летом 1992

Абхазия весны и лета 1992 года была настроена в целом против Шеварднадзе. В Сухуми почти каждый день проходили митинги в поддержку Гамсахурдии - они собирались на площади Конституции (в начале современной улицы Конфедератов). Мятежные мегерлы время от времени брали в заложники правительственных чиновников и прятали их в гальской районе, что так же раздражало Госсовет. А ещё Госсовету не нравился абхазский парламент.

 

Квотный парламент Абхазии начал работу практически в день свержения Гамсахурдии и работал всё хуже и хуже. Грузинская и абхазская фракции изо всех сил старались мешать друг другу. 5 мая грузинская фракция покинула здание парламента, после чего совместной работы уже не получалось совсем. Абхазская сторона начала формировать что-то вроде небольшой армии, на что грузинская оветила формированием своих вооруженых частей на территории современной гостинницы "Айтар".   

 

Видимо, на фоне внутреннего кризиса Шеварднадзе решился на радикальные меры - ввести войска в Абхазию. Это перетянуло бы на его сторону часть мегрелов и помогло бы подавлять звиадистские митинги в самой Абхазии. Воевать уже было чем, хотя Ельцин как союзник уже стал слаб, и в этом, как мне кажется, заключалась основная опасность для Госсовета.

 

И вот тут произошло историческое событие: 23 июля 1992 года парламент Абхазии проголосовал за принятие советской Конституции 1925 года, которая подразумевала превращение Абхазии в равноправную республику в составе Грузии. Это была своего рода попытка предложить Грузии федеральное устройство. В Абхазии это сперва поняли, как провозглашение независимости - Ардзинба даже выступил по телевизору с предупреждением, что это никакая не независимость. В Грузии это тоже восприняли как акт сепаратизма и дополнительно увидели в этом что-то вроде коммунистического заговора (конституция все же была советская). В то неспокойное время в бывшем СССР под каждым кустом мерещился коммунист-ревашнист. 

 

Отдавая приказ о вводе войск в Абхазию Шеварднадзе ставил перед собой две цели. Для начала надо было прижать гальских мегрелов и освободить всех заложников. Далее надо было ликвидировать квотный парламент, который казался источником всех проблем. После этого можно было провести обыкновенные равноправные выборы, где абхазы получили бы 15 - 20% парламентских мест, и на этом все бы и закончилось. Но была ещё одна цель, которая не вполне доказана, но сейчас в Абхазии её считают первичной. Надо было нанести удар по Конфедерации Горских Народов. В Абхазии сейчас считается, что война - это заговор Москвы против Конфедерации, и вторжение было спланировано штабом Закавказского военого округа. Иными словами, грузинско-абхазская война - это ситуация, когда Ельцин и Верховный Совет РФ воевали друг с другом чужими руками. 

Война с Абхазией

10 августа Госсовет принял решение о введении армии в Абхазию для охраны железной дороги. 14 августа 2000 бойцов армии Госсовета вошли в Абхазию. Это была весьма слабо организованая армия, но у них был подарок Ельцина - 58 броневиков и энтузиазм после удачного подавления мегрелов. Как ни слаба была эта армия, но абхазская была ещё слабее. Госсоветовцы почти беспрепятственно прошли через территорию абжуйских абхазов и вышли к Сухуми. Абхазы пытались наладить оборону по реке Беслета и там у Красного Моста произошли первые серьезные перестрелки. Но за спиной абхазов находился грузинский Сухуми, так что шансов продержаться не было. Армию отвели на запад, за реку Гумиста.

 

Армия Госсовета наступала в основном по побережью, которое населяли почти исключительно грузины - сопротивляться было некому. Первое сопротивление 16 августа оказали кабардинцы Салтана Сосналиева. Воевать в Абхазию пошли и казаки - их немного смущала перспектива воевать с православной Грузией за интересы полуисламской Конфедерации, но раздражение на Ельцина и его "друга" Шеварднадзе пересилило и этот барьер.

 

Госсовет высадил десант в Гагрском районе, где абхазов почти не было, поэтому район заняли быстро и почти без сопротивления. Теперь абхазы контролировали только Гудаутский район, где они составляли большинство населения. Фактически война стала войной Гудаутского района за завоевание Абхазии. 

 

Ельцин мог только радоваться проблемам Конфедерации Горских Народов но, похоже, что его возможности были не безграничны. Он не мог запретить чеченцам и адыгейцам помогать Абхазии (хотя силовые структуры и пытались препятствовать переброске добровольцев в Абхазию) и даже был вынужден попросить Шеварднадзе остановить армию под Гудаутой. Там, в боях под Гудаутой, армия Госсовета потеряла много бронетехники, которая в дальнейшем использовалась против них же. 

 

Ситуация зависла в неопределенности. Осенью 1993 года положение Ельцина осложнилоь конфликтом с Верховным Советом, и это сразу сказалось на ходе войны: 16 сентября началось наступление абхазов на Сухуми. В 20-х числах в Москве началась осада Белого Дома, а в Абхазии в эти же числа разгорелась битва за Сухуми, и 27 числа Сухуми пал. 

 

В это же время в Мегрелии началось Четвертое мегрельское восстание - 28 августа отряды Лоти Кобалия взяли Сенаки и Абашу, а 15 сентября перекрыли батумскую трассу. В начале октября Ельцин расстреляет Белый Дом и поможет Шеварднадзе подавить мегрелов, но абхазкая война уже завершится и завершится неудачей Госсовета.

 

26 ноября 1994 Абхазия объявит о своей независимости.

Четвертое мегрельское восстание

Если неудача армии Госсовета в Осетии породила Третье мегрельское восстание, то неудача в Абхазии стала причиной Четвертого. Ранним утром 28 августа мегрелы заняли Сенаки и Абашу. Их отряды подошли к единственному грузинскому порту - Поти - и 30 августа осадили его со всех сторон. В это время армия Госсовета как раз выводилась из Абхазии и теперь было непонятно, куда ее выводить, особенно бронетехнику. Осада Поти шла медленно, поскольку основные силы Кобалия держал на кутаисском направлении.

 

Лоти Кобалия

 Лоти Кобалия - лидер восставших мегрелов

31 августа в Зугдиди собрались члены бывшего парламента и сформулировали требования властям: они хотели, чтобы их признали оппозицией, позволили участвовать в выборах и дали доступ к телевидению. Шеварднадзе не пошел на эти уступки. 1 сентября в Москве был отстранен от должности Руцкой, что можно было понимать как начало борьбы с оппозицией Кремлю, которая поддерживала Абхазию и звиадистов. Шеарнадзе выжидал.

 

7 сентября мегрельский отряд занял Гальский район Абхазии. Через несколько дней они атаковали имеретинский город Самтредия, но были отбиты. Тогда Кобалия повернул армию на юг: 15 сентября они начали наступление на Гурию. В небльшом сражении за село Джапана они разбили мхедрионовцев и начали наступать на восток, на город Вани. Армия Госсовета превосходила их численно, но отступала.

 

В этот момент абхазы поняли, что армия Шеварднадзе окончательно потеряла боеспособность и решились атаковать Сухуми вопреки всем ранее заключенным договорам.  16 сентября они начали наступление от Ткварчели к морю. Эти события внесли некоторые сложности в ход мерельского восстания. Лоти Кобалия был готов временно помириться с Шеварднадзе, чтобы остановить абхазское наступление. Кое-какие отряды были отправлены им на запад, к Очамчире.

 

21 сентября абхазы полностью окружили Сухуми - началась последняя битва за этот город. В тот же самый день, вечером, Ельцин распустил Верховный Совет. В поледующе несколько дней положение Ельцина и Шеварднадзе было шатким. Сухуми держался из последних сил. Кобалия не шёл спасать Сухуми и вообще впал в странную пассивность.

 

23-24 сентября шла битва за Сухуми, абхазы занимали квартал за кварталом, Украина едва не ввела туда армию после гибели нескольких украинцев, а 24-го в Мегрелию прилетел Гамсахурдия. Конфликт усложнялся с каждым днём.

 

27 сентября пал Сухуми. 30 сентября пала Очамчира. В тот же день звиадисты оставили Гали.

 

Этот разгром дал начало новой волне мегрельского неступления: 2 октября начался штурм Поти и к вечеру город был взят. Мегрелам достались огромные запасы продовольствия и оружия. 3 октября мегрелы вошли в имеретинский город Хони. Им осталось сделать еще один шаг и взять Кутаиси, и тогда едва ли что-нибудь смогло спасти Шеварднадзе. Но они не успели - им не хватило буквально некольких дней. Их война была проиграна на другом фронте - в Москве.

 

В ночь на 4 октября Ельцин ввел в Москву танки, утром обстрелял и вынудил к сдаче Белый Дом. В ту же ночь армия Госсовета отвоевала у мегрелов Хони. Шеварднадзе послал Ельцину поздравление и сказал, что звиадисты и абхазы - лучшие друзья Белого Дома и с ним надо бороться совместно. Он просил помощи и был готов на всё, даже на такой непопулярный ход, как вхождение в СНГ.

 

Новости о вхождении в СНГ вызвали в Грузии бурю негодования, но Шеварднадзе проигнорировал эту бурю. 8 октября Шеварднадзе подписал в Москве договор о вхождении, а 9 октября подписал еще один, о сохранении в Грузии российских военных баз.

 

В тот же день армия Госсовета перешла в наступление - она двигалась от Аджарии на север, через Григолети на Поти. 9 октября была взята Абаша, но уже 10 октября мегрелы ее отбили обратно. Ситуация была сложная, поэтому мегрелы решились на союз с абхазами. Небольшой абхазский отряд вошёл в Мегрелию и присоединился к звиадистам.

 

.........

 

Поддержка абхазов позволила звиадистам осуществить свой последний прорыв – 30 октября они отбили Хоби и дошли до Сенаки. Там, на реке Техури, произошел крупный бой между мегрелами и российскими частями. Мегрелы были разбиты. Это было концом. Еще примерно неделю звиадисты медленно отходили, сдавая посёлок за посёлком. 8 ноября армия Госсовета вошла в Зугдиди. Еще два месяца по всей Мегрелии шли зачистки.


Гамсахурдия ушел в леса, Кобалия выехал в Россию. Уже в конце декабря отряд Гамсахурдия был окружён мхедриновцами около села Дзвели-Хибула и 31 декабря покончил с собой. Впоследствии возникли альтернативные версии его гибели, но даже прокуратура в итоге не смогла дать однозначного ответа. Его похоронили в соседнем селе Дзвели-Хурча, а затем перенесли тело в Грозный.


Так закончился боевой 1993 год.

1994 - 1995

В 1994 году наступило затишье по всей Грузии. Перестрелки с абхазами длились некоторое время, но 20 июня на границе были размещены российские миротворческие войска и все затихло. 27 апреля произошло эпохальное - министром обороны страны стал Вадико Надибаидзе, по фамилии грузин, по воспитанию фактически русский и уроженец Владикавказа. Какое-то время он даже продолжал числиться офицером российской армии. На тот момент грузинская и российская армия почти сливаются: в её реформировании активно участвуют российские генералы вроде Грачева.

 

Осенью 1995 года была проведена денежная реформа: из обращение изъяли купоны и рубли, и ввели новую валюту - лари. С 2 октября иностранную валюту меняли только на лари. Официально был установлен курс 1,30 лари за 1 доллар. Реальный курс по итогам торгов оказался похож - 1,28 лари за доллар.

 

Цены сразу поднялись на треть. На тот момент минимальная зарплата составляла 3 лари - стоимость 9 килограмм хлеба.

 

Одновременно началась активная приватизация - которую так ждали все участники свержения Гамсахурдии. Было решено приватизировать 7500 объектов, и к началу октября разошлось уже почти 5500. И всё же это была весьма бестолковая приватизация, которая не дала особенного экономического эффекта.

В это же самое время, в августе-октябре 1995 года, начинается знаменитая приватизация в России - следствие указа "о залоговых аукционах", когда будут растащены основные российские госпредприятия.

В ту же осень Европа принимала историческое решение о пути транспортировки бакинской нефти. Варианта было два - через Россию и Новороссийск или через Грузию и Турцию. Для РФ первый вариант означал монополию на влияние в Средней Азии и большие доходы. Неизвестно, кто там на кого влиял, но было принято решение о российском пути. Много позже, уже после осложнения отношений с Россией, Шеварднадзе скажет: "В самом начале, когда только задумывался проект, Россия была против того, чтобы нефтепровод прокладывался по территории Грузии. Я говорю об этом факте впервые. Я был в Сванетии, когда мне сказали, что со мной хочет говорить Президент России. Не Путин, другой президент. Он мне и посоветовал отказаться от каспийского газа". (Далее по тексту Шеварднадзе говорит, что не отказался)

Выборы (1995)

24 августа в Грузии был восстановлен пост президента и на 5 ноября назначили президетские выборы.

 

Почти весь 1995 год шла активная подготовка к этим выборам. Первым делом была создана политическая партия "Союз граждан Грузии". Её председателем назначили Зураба Жвания, который был тогда ученым-физиологом и "зелёным" активистом. Так в политику вошел человек, который впоследствии сокрушит власть Шеварднадзе. В тот год он пригласит в партию новых людей, далеких от криминала - в частности, Сакашвили и Нино Бурджанадзе. Саакашвили только что вернулся из Нью-Йорка, где работал в адвокатской конторе.

 

Оставалось нейтрализовать конкурентов. Гамсахурдия уже умер и был не опасен, но образовался претендент по имени Джумбер Патиашвили, лагодехский кахетинец, секретарь ЦК компартии в 1985-1989 годах. Он не пользовался большой популярностью, но за него могли голосовать все противники Шеварднадзе. Предвыборная компания Патиашвили шла так успешно, что Шеварднадзе всерьез нервничал. Администрация начала создавать проблемы агитаторам Патиашвили, стали распрострняться слухи о его причастности к событиям апреля 1989 года и даже запустили инфу о его причастности к заговору против Шеварднадзе. 

 

29 августа произошло громкое событие, известное как покушение на Шеварднадзе - возле его машины взорвалась "Нива", Шеварднадзе был эффектно поцарапан осколками стекла и прямо в таком виде давал интервью. По многим признака это покушение было похоже на инсценировку - в то время это был распространённый приём на постсоветском пространстве - аналогичные произойдут на Рахмонова, Каримова и Ниязова.

 

 Покушение на Шеварднадзе

То самое историческое интервью

5 ноября 1995 года прошло голосование. В нём приняли участие 69,42% избирателей.

Шеварднадзе получил 72,9%

Патиашвили получил 19,1%

 

В тот же день прошли парламентские выборы. Пятипроцентный барьер одолели три партии:

 

Союз граждан Грузии (Шеварднадзе) — 23,35%,
Национально-демократическая партия Грузии (Чантурия) — 7,94%,
Общество возрождения всея Грузии (Аслан Абашидзе) — 7,03%.

 

В итоге из 235 парламентских мест 92 заняли Шеварднадзевцы, 31 — члены НДПГ и 27 — абашидзевцы. Жвания оказался в положении председателя правящей партии и был избран председателем парламента Грузии. Депутатом парламента оказался и Саакашвили, которому поручили возглавить комитет по конституционым и политическим вопросам. Так началась политическая карьера Михаила Саакашвили.
 
Сразу после выборов, 6 ноября, был арестован Джаба Иоселиани, лишившийся в этот день депутатской неприкосновенности. Он проведет в тюрьме почти 6 лет до амнистии в 2001. Говорили, что он не хотел допускать Шеванадзе до поста президента и хотел сделать президентом Гиоргазе (министра госбезопасности), но тот отказался:
В высших эшелонах власти в США и в Москве просили сделать все, чтобы Шеварднадзе в 95-м году стал легитимным президентом. Я сказал: “Джаба Константинович, представьте заголовки газет на следующий день после ареста Шеварднадзе: “Вор в законе и генерал КГБ арестовали выдающегося демократа!” Джаба сказал тогда: “Этого козла надо арестовать!” (Московский комсомолец, 10.10.2003)
В том же ноябре и Гиоргадзе был вынужен покинуть Грузию, из опасений мести Шеварднадзе.
1996 год

1996 год начался с ареста Китовани. Произошло странное: Китовани собрал 700 членов Национально-освободительного Фронта (НФО), вооружил их и отправился в поход на Абхазию. Это грозило возобновлением конфликта с абхазами, но власть среагировала быстро - китовановцев окружили и арестовали. В деле оказался замешан и Тенгиз Сигуа, который тоже был арестован. В октябре прошел суд, подсудимых обвинили по статье за организацию незаконных вооруженных формирований и отправили в тюрьму на 8 лет. Это был исторический момент: теперь в тюрьме сидели все три члена триумвирата 1994 года: Китовани, Сигуа и Иоселиани. Они привели к власти Шеварднадзе, и он же отправил их за решётку всего за два года. Так уходила в прошлое целая эпоха: бандиты убивали бывших диссидентов и сами оказывались в тюрьме. А в парламенте зрела оппозиция - творцы последующей эпохи.

 

Китовани и Сигуа проведут в тюрьме два года, в 1999 году их амнистируют по состоянию здоровья и они сбегут в Москву.

1998 год

1998 год стал переломным в истории той эпохи. Суть в том, что после бессобытийного 1997 года, внезапно начались события: Грузия начала переориентироваться с России на Запад. Это было предсказуемо и неизбежно, поскольку от альянса с Россией практической пользы было мало. МИД России мог бы предпринять какие-то шаги по удержанию Грузии в сфере своего влияния, но в те годы такими вопросами почти не занимались.  Другой причиной бы характер Шеварднадзе, который не умел быть на чьей-то стороне и всю жизнь пытался лавировать между кем-нибудь.

 

9 февраля произошло второе покушение на Шеварднадзе. По его автомобилю открыли огонь из автоматов и гранатометов, и он снова остался жив. В организации обвинили Джабу Иоселиани и российские спецслужбы и связали покушение с ситуацией вокруг нефтепровода. Либо российская сторона в самом деле пыталась запугать Шеварднадзе, либо это была очередная имитация покушения для облегчения чисток внутри правительства. 

 

Последствия наступили довольно быстро. В апреле был смещен "российский" генерал и министр обороны Надаибаидзе, и на его место был назначен сухумец Давид Тевзадзе, который незадолго до этого проходил тренинги в НАТОвских центрах. От России стали требовать вывода военных баз с территории Грузии под тем предлогом, что они как-то причастны к покушению.

 

Это была подготовка к принятию важного "антироссийского" решения: согласия на строительство нефтепровода Баку-Джейхан. Было понятно, что тянуть нефтепровод мимо российских военных баз - особенно мимо ахалкалакской - совершенно нереально. Россия нехотя согласится, и в 2001 году будет расформирована российская база в Вазиани. Остальные базы будут выведены гораздо позже, в 2007 году.

 

Обстановка накалялась. 19 октября в Мегрелии произошло странное: подняли восстание звиадисты, причем не "классические" вроде Лоти Кобалия, а совершенно маргинальные, во главе с Акакием Элиава. Причем это были военные - 2-я сенакская пехотная бригада. Они взбунтовались на танковой базе в Сенаки и двинулись на город Самтредия. Им удалось войти в Кутаиси, но затем они отошли назад за Цхенисцкали, где уже вечером их окружили и взяли в плен. Мятеж был бессмысленный и бесполезный. Складывается ощущение, что кому-то было выгодно изобразить в Грузии нестабильность.

 

Через 10 дней, 29 октября, в Анкаре подписывается международная декларация о строительстве нефтепровода. Неизбежное произошло. С этого момента отношения России и Грузии уже не могли наладиться. Само строительство начнется только в 2003 году.

...

Чеченцы

В декабре 1999 началась Чеченская война, а уже в начале 2000 года пал Грозный и в Грузию потянулся поток беженцев. Возник вопрос - что с ними делать. Правительство предлагало их не принимать, на что Шеварднадзе ответил знаменитой фразой: «Империи приходят и уходят, а чеченцы останутся нашими соседями всегда.» Воспрепятствовать проходу беженцев действительно было маловероятно, а на союзе с ними можно было делать деньги, чем вскоре и занялись.

 

Часть чеченцев перемещалась через Тбилиси в третьи страны, а часть оседала среди чеченцев-кистин в Панкисском ущелье. Так возникла и стала расти так называемая «Панкисская проблема».  Осенью стуация обострилась - в Панкиси из Чечни прибыл Гелаев с вооруженным отрядом. Панкисское ущелье становилось все более независимым от Шеварднадзе.

Осенний кризис - 2001

Последовательность тех событий,  что приведут к свержению Шеварднадзе, началась летом 2001 года. 26 июля был убит журналист и телеведущий Георгий Саная. Он был одним из известнейших журналистов страны, работал на "Рустави-2", где вёл субботние и ночные выпуски программы "Курьер". Рано утром 26 июля он был убит в своей квартире. 31 июля прошло отпевание в Сионском соборе, которое провёл лично католикос. Саная был похоронен в Сабурталинском пантеоне. Только в 2003 году в убийстве будет обвинён Григол Хурцелава, бывшй сотрудник МВД, которого отправят в тюрьму на 13 лет.

 

Саная был обательным журналистом, в Грузии его любили, и когда МВД заявило, что это было обыкновенное убийство, реакция в народе оказалась весьма резкой. Почти сразу начались митинги с требованием расследования этого убийства.

 

Кризис наростал медленно, но последовательно. 1 сентября министр юстиции Михаил Саакашвили обвинил правительство в коррупции и подал в отставку. Шеварднадзе был вынужден уступить давлению оппозиции и 1 ноября он отправил в отставку правительство. В Тбилиси собрался митинг, который требовал отставки Шеварднадзе, однако на это президент не пошел. В тот же день Зураб Жвания ушёл из правительства и из партии "Союз Граждан Грузии". Место Жвании заняла Нино Бурджанадзе, с чего и началась её серьезная политическая карьера.

 

Нино Бурджанадзе

 Нино Бурджанадзе

Так начался раскол в правящей элите, который в итоге приведет к свержению Шеварднадзе. 

 

А в это самое время в мире началась борьба с исламским терроризмом. В сентябре были взорваны нью-йоркские башни, чуть позже началась бомбардировка Афганистана, а уже в ноябре прошли сухопутные операции - пал Мазари-Шариф и Кандагар. Панкисские чеченцы стали мешать не только России, но и Америке. С ними надо было что-то делать, но Шеварднадзе было не до этого.

2002

26 февраля в здании госконцелярии Грузии застрелился Нукзар Саджая, главный по нацбезопасности. Он был сторонником и помощником Шеварднадзе почти 30 лет. Незадолго до этого депутаты парламента обвинили его в организации заказных убийств, повесив на него и смерть Гамсахурдия и смерть Чантурия. Саджая не выдержал стресса. Косвенно это наводило на мыслии о справедливости обвинений. Смерть Саджая была тяжелым ударом для Шеварднадзе. По его личному признанию, с этого момента он перестал понимать, что происходит в стране.

 

Саджая застрелился через пару дней после встречи с директором российского ФСБ Патрушевым, на которой обсуждалась проблема Панкисского ущелья.

 

Проблема эта обострялась весь 2002 год. Россия требовала выдачи нескольких беглых боевиков и Шеварднадзе, чтобы не обострять отношения, выдал в июле несколько человек. Но Гелаев оставался в Панкиси и там образовалась его основная база. Ущелье превратилось в независимый Панкисистан со своим пограничным контролем в виде пулемётчика на вьезде в село Дуиси.

 

 Панкисское ущелье

Панкисское ущелье на карте Грузии

В это время уже готовилось вторжение в Ирак, ожидалось повышение цен на нефть и нефтепровод Баку-Джайхан становился важнейшим фактором политики. Европа и Америка не могли допустить присутствия около нефтепровода независимого исламского полугосударства и давила на Шеварднадзе, требуя ликвидации Панкисистана. На эти цели даже выделялись деньги. Деньги Шеварднадзе брал, но они стремительно разворовывались. В конце августа грузинский спецназ вошёл в панкисское ущелье. Отряд Гелаева неторопливо собрался и ушел через гору Тбатани по чеченской тропе на Чечню - событие, которое хорошо помнят в Панкиси. Но ущелье оставалось чеченским и Грузия контролировала его очень условно. В каком-то смысле можно сказать, что Панкисская операция провалилась - это событие стало приговором режиму Шеварднадзе. США желало иметь в Грузии предсказуемую политическую систему, которая сможет ликвидировать Панкисистан и не допускать в стране хаоса. С того момента грузинская оппозиция обрела союзника в лице Америки - хотя и пассивного.

Формирование армии

Как раз весной 2002 года началась глобальная война с "исламским терроризмом". Шеварднадзе успел воспользоваться моментом и выбить у американцев деньги на реформу армии. Было решено обучить три батальона по стандартам НАТО с тем, чтобы они были способны выполнять небольшие антитеррористические задания и работать совместно с частями НАТО. Была разработана программа "Georgia Train and Equip Program", и 1 мая 2002 года в Грузию прибыли первые американские инструктора. На обучение батальонов ушло полтора года и к 2004 году образовалось то, что впоследствии стало I-й пехотной бригадой: 112-й батальон "коммандос", 111-й телавский батальон,113-й батальон "Шавнабада" и 116-й сачхерский горнострелковй батальон. Позже нумерация батальонов поменялась и они превратились в 11-й, 12-й и 13-й батальоны I-й пехотной бригады.

 

Так начала формироваться грузинская армия "нового типа". Впоследствии будут сформированы еще три бригады, а к началу войны 2008 года будет частично сформирована пятая бригада.  

Землетрясения

 В том году Грузию трясло не только в политическом смысле, но и в прямом физическом. 31 января Тбилиси тряхнуло с силой 3,5 балла. Эпицентр находился гдето за городом, килмоетраз в 25. 11 апреля снова тряхнуло - на этот раз уже до 5 баллов. И, наконец, 25 апреля в 22:45 тряхнуло уже с силой 6 балллов. Говорили, что это самое сильное землетрясение за 40 лет. В результате землетрясения пострадал храм Анчисхати, храм Святого Давида, храм Метехи, Дидубийская церковь Богородицы, церковь Святой Варвары, Сурб Геворк Мугни, Норашен, Сионский собор и храм Кашвети. Больше всего пострадал Метехи, Мугни, Норашен и храм Давида. Пострадали многие старые здания, и еще 10 лет спустя в Старом Городе можно было видеть следы этого землетрясения.

2003

Этот событийный год начался очень символически - смертью Джабы Иоселиани. 25 февраля с ним случился инсульт и его доставили в тбилисскую больницу. 4 марта он умер. Иоселиани похоронили в Дидубийском пантеоне, в нескольких метрах от Жвании, и Шеварднадзе - удивительное дело - присутствовал на его похоронах.

 

Надгробие Джабы Иоселиани
Надгробие Джабы Иоселиани

 

Весь оставшийся год Шеварднадзе шёл к своему концу. Приближались выборы. Партия Шеварднадзе разваливалась, а оппозиция набирала силу. Проблема была только в том, что у оппозиции не было единства и против Шеварднадзе разрозненно боролись несколько групп, которые время от времени объединялись в альянс.

 

Крупнейшим конкурентом был Зураб Жвания, которого финансировал предположительно Патаракацишвили. Вторым врагом был Саакашвили, который финансировался неясно кем (несмотря на существование популярного мифа об американской помощи), или же финансировался Иванишвили. Третьим серьезным врагом были "Новые правые" и их союзники, которых финансировал вроде бы тот же Патаракацишвили. У Саакашвили было сравнительно немного денег, но его поддерживал телеканал "Рустави-2", так что ставка была сделана в основном на личное обаяние и публичные выступления.

 

Параллельно ещё в апреле сложилось молодежное объединение "Кмара", которое во многом копировало сербский опыт протестного движения. Основной их задачей было выведение общества из политической апатии методом шумных молодежных акций. "Кмара" финансировалась иностранными грантами, в частности, фонд Сороса выдал им примерно 160 000 долларов. Это была весьма скромная сумма, но именно отсюда возник миф о том, что Сорос финансировал Саакашвили. На деле "Кмара" была только союзником оппозиции. Власти не сразу разобрались с сущностью "Кмары" и первое время даже предполагали, что ими руководит Москва.

Парламентские выборы 2003

Основная статья: Революция роз

 

2 ноября 2003 года прошли знаменитые парламентские выборы, которые были совмещены с конституциональным референдумом. Референдум предлагал сократить число парламентских мест с 235 до 150. Большинство проголосовало за сокращение и с этим проблем не возникло. Сложнее было с партийными выборами. Уже за месяц до выборов начались наблюдения за настроениями в стране. Исследования различных организаций в итоге вывели следующий прогноз:

  1. "Бурджанадзе-Демократы" - 19.4%
  2. "Саакашвили - Единое национальное движение" - 19.2%
  3. "Лейбористская партия" - 16.0%
  4. "За новую Грузию" - 9.1%

Однако, после публикации результатов выборов оказалось, что 7-процентный барьер одолели 6 партий:

  1. За Новую Грузию - набрано 21%
  2. Союз демократического возрождения Грузии - набрано 18.8%
  3. Единое национальное движение - набрано 18.1%
  4. Бурджанадзе-демократы - набрано 12%
  5. Новые правые - набрано 8.8%

Второе место заняла пророссийская партия Абашдзе, так что вместе с Шеварднадзевцами они набрали в сумме почти 40%. Националы и Бурджанадзе в сумме набирали 30%. "Новые правые" (Д. Гамкрелидзе) заняли среднюю позицию, хотя по ряду пунктов были близки к "националам". Таким образом, даже по официальным итогам выборов голоса разделились примерно поровну, с легким перевесом в пользу правящей партии.

 

Фальсификации определенно были - Грузия страна маленькая, и в ней трудно что-то скрыть. У Шеварднадзе оказалось слишком мног врагов и все один союзник - Аслан Абашидзе. В Тбилиси начались митинги протеста. Оппозиции мешала только её разрозненность. Например, Жвания проявлял неуверенность и пытался о чем-то договориться с Шеварднадзе. Если бы Шеварднадзе уступил, он рисковал потерять парламентское большинство, но зато остался бы президентом и выиграл бы себе год времени. Однако, Шеварднадзе пошел напролом - возможно, из-за подержки России, которая внезапно простила ему все обиды и явно встала на его сторону. В то же время, свою позицию обозначила Америка, объявив о признании фальсификаций. Это было первое внятное американское заявление. До этото момента США не вмешивалось в процесс, и даже посол Ричард Майлз ничего всерьез не комментировал.

 

22 ноября удалось добиться кворума в парламенте и он готов был возобновить свою работу, что означало бы победу Шеварднадзе. В критической ситуации Жвания решился на союз с Саакашвили; в тот же день Саакашвили с группой сторонников прорвались в парламент с розами в руках - практически ничего не нарушая, поскольку у всех участников "прорыва" были мандаты. В общем хаосе Шеварднадзе покинул парламент и объявил чрезвычайное положение, но его никто уже не слушал. Так произошла знаменитая "Революция роз". 

 

В России уже определились с ситуацией и решили спасать Шеварднадзе - в Тбилиси прилетел лично министр Иванов. Он явился в резиденцию Шеварднадзе, но тот объявил ему о своей отставке. Миссия Иванова провалилась. Он лично был тут не при чем, но говорят, что именно из-за этого его вычистили из министров через несколько месяцев.

 

Новые выборы назначили на 4 января. 26 ноября Саакашвили был выдвинут кандидатом в президенты от националов и от партии Жвании.

 

Эпоха Шеварднадзе закончилась.

 

 

Дамы и господа!

Благодарю за посещение этого сайта. Если Вы сочли его полезным и хотите поддержать проект, то можете сделать это очень легко. Бронируя отель в любой точке планеты, просто перейдите на сайт BOOKING.COM через баннер справа. Автор сможет выпить лишнюю чашку кофе, и его мозг будет работать чуть эффективнее.

© travelgeorgia.ru 2010-2017
контент распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0

Техническая поддержка Илья
Страница сформирована за 0.021338939666748 сек.